Меню

Двс синдром при септическом шоке

0 Comments

ДВС — синдром: Онлайн медицинская видео — лекция Академика Воробьева А.И.

Первоначальная смертность при септическом шоке у наших больных в агранулоцитозе, то есть у больных с септицемией, когда мы только открыли гематологическое отделение, для этих больных, в ЦКБ МПС №2, процент смертельных исходов был 100.

Вот сколько мы в шоке перевели больных в агранулоцитоз, столько и похоронили.

Процент смертей при простейшей операции, по поводу spinabifida, у Николай Ниловича Бурденко составлял 100. И довольно долгое время. Это вызывало естественную или не очень естественную опозицию, достаточно злобную.

Да, лечить безнадежных больных и тратить огромные деньги нельзя. Но для этого и существует научно-исследовательский институт, чтобы перешагнуть через потери, казавшимися естественными.

Но, в реализации терапии вот этих шоков, львиную долю успеха, помимо антибиотиков, я антибиотики не обсуждаю, я и при сепсисе ничего вам не говорил про антибиотики, значит вот основную роль в реализации успеха лечения септических больных играет терапия ДВСсиндрома.

Но терапия появляется тогда, когда я его диагностирую и когда я его понимаю.

Вот сегодняшний разговор о предлеченности носит сверх принципиальный характер: я должен нутром, печенкой понять, что нельзя от нечего делать дать цитостатик, а потом барин приедет, барин рассудит, барин поправит. Барин уже ничего не сделает. Вот в чём дело.

Вот такая же вещь с ДВСсиндромом: если вы его понимаете, отлично понимаете, что никаких лабораторных данных и не нужно, я же вас не прошу мне докладывать какое-то время рекальцификации, я даже не знаю что это такое.

Я приехал в Беслан, во Владикавказ, свертологи, я понимаю реанимационные больные тяжелые, мне показывают пробы, которых я не понимаю. Я не знаю зачем они нужны. Вот также как Савченко вам бабахнул, я бы ему бабахнул – он бы подпрыгнул, с кулаками полез, а тут бабахнул, что я ремиссию ставлю на глазок. Я сразу знаю – моя школа – это наш человек. Потому что, на самом деле, вот это понятие на глазок, оно совершенно не верно интерпретируется: я получаю от контакта с больным огромное количество информации. Ну если я, я все время оперирую этими родильницами – но это очень больной вопрос: вы понимаете, что наша страна давала смертность родильниц в 8 раз превышающую таковую в Европе и услышал я это, к своему абсолютному стыду из уст Сороса. Его принято ругать, но не надо забывать, что каждому из нас, научных работников этой страны, в самый трудный период, безнадежно трудный период, он отстегнул по 500 долларов – так, между прочем. Пришли и получили в банке, когда ни зарплаты, ничего.

И вот Сорос это докладывал где-то здесь у Белорусского вокзала. Я просто за голову схватился, прилетел сюда. А мы, к этому времени, уже сделали свою скорую помощь, но настоящую скорую помощь при кровотечениях. Почему-то я думал, что она будет работать и при кровотечениях, но в основном при септическом шоке, при гемолитических тяжелейших кризах. Ничего подобного. Она работает в родильных домах. Бывают конечно и не родильные дома, но в основном это роддом.

И вот я тогда задумался: Что же происходит.

что такое двс синдром у кошку

ДВС-синдром

ДВС-синдром относится к частым и наиболее тяжелым, жизненно опасным нарушениям системы гемостаза (гемостаз — комплекс реакций организма, направленных на предупреждение и остановку кровотечений).

Синонимы ДВС-синдрома — тромбогеморрагический синдром, коагулопатия потребления, гиперкоагуляционный синдром, синдром дефибринации.

патологический процесс, имеющий фазовое течение, с первоначальной активацией и последующим глубоким нарастающим истощением всех звеньев системы гемостаза вплоть до полной утраты способности крови свертываться с развитием катастрофических неконтролируемых кровотечений и тяжелого генерализованного геморрагического синдрома;

патологический процесс, при котором отмечается прогрессирующее рассеянное внутрисосудистое свертывание крови с множественным и повсеместным образованием микросгустков крови и агрегатов ее форменных элементов, что ухудшает ее реологические характеристики, блокирует микроциркуляцию в тканях и органах, вызывает в них ишемические повреждения и ведет к полиорганным поражениям.

В зависимости от интенсивности образования и поступления в кровь тромбопластина, который образуется при разрушении клеток, в том числе и кровяных, ДВС-синдром имеет различные клинические формы:

Пусковыми факторами ДВС-синдрома могут явиться самые разнообразные интенсивные или длительные стимулы, так или иначе укладывающиеся в триаду Вирхова – нарушения циркуляции крови, ее свойств или сосудистой стенки.

Симптомы ДВС-синдрома

2 стадия – переходная фаза (разнонаправленные сдвиги в свертываемости крови как в сторону гипер-, так и в сторону гипокоагуляции);

4 стадия – разрешающая фаза (либо показатели гемостаза нормализуются, либо развиваются осложнения, приводящие к летальному исходу).

Симптоматика ДВС-синдрома зависит от многих

Источник

ДВС-синдром

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 4 января 2017; проверки требуют 8 правок.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 4 января 2017; проверки требуют 8 правок.

ДВС-синдром (диссеминированное внутрисосудистое свёртывание, коагулопатия потребления, тромбогеморрагический синдром) — нарушенная свёртываемость крови по причине массивного освобождения из тканей тромбопластических веществ.

Может протекать бессимптомно, или в виде остро развившейся коагулопатии. Часто встречается при различной акушерской патологии, различных видах шока, тяжёлых травмах, бактериальном сепсисе.

Содержание

Классификация [ править | править вики-текст ]

Этиология [ править | править вики-текст ]

при некрозах тканей и органов (острая токсическая дистрофия печени, некротический панкреатит, острый инфаркт миокарда и др.);

I фаза — гиперкоагуляция. Потеря факторов свертывающей системы в процессе обильного кровотечения приводит к удлинению времени образования сгустка и его ретракции, удлинению времени капиллярного кровотечения. Лабораторные показатели: уменьшение времени свертывания крови, тромбинового времени, положительный этаноловый тест.

II фаза — гипокоагуляция. При геморрагическом шоке в фазе спазма венул и артериол (клинические проявления: дегидратация, бледные и холодные кожные покровы, признаки острой почечной недостаточности ) в капиллярах развивается расслоение плазмы и форменных элементов — «сладж»-феномен. Агрегация форменных элементов, обволакивание их фибрином сопровождаются потреблением факторов свертывания крови и активацией фибринолиза. Лабораторные показатели: умеренная тромбоцитопения (до 120×10

Источник

Данный тест позволяет выяснить, умеет ли ваш ребенок заводить друзей, умеет ли он дружить. Тест рассчитан на детей в возрасте 10-12 лет.

ДВС-синдром

Что такое ДВС-синдром —

ДВС-синдром — наиболее распространенный вид патологии гемостаза. Его основой является генерализованное свертывание крови в сосудах микроциркуляторного русла с образованием большого количества микротромбов и агрегатов кровяных клеток. При этом происходит блокировка нормального кровообращения в большинстве органов и систем, приводящая к развитию в них глубоких дистрофических изменений. Вслед за интенсивным свертыванием крови развиваются гипокоагуляция (снижение способности крови к свертыванию), тромбоцитопения (снижение количества тромбоцитов в единице объема крови) и геморрагии (кровотечения). Синдром возникает при самых разнообразных заболеваниях, всегда приводя к потере жидкостных свойств крови и нарушению ее циркуляции в капиллярах, что несовместимо с нормальной жизнедеятельностью организма. Вместе с тем тяжесть, распространенность и скорость развития ДВС-синдрома очень разнообразны — от молниеносных смертельных форм до латентных (скрытых) и затяжных, от генерализованного свертывания крови до региональных и органных тромбогеморрагий.

Что провоцирует / Причины ДВС-синдрома:

Частота ДВС-синдрома при разных видах патологии неоднородна. При одних заболеваниях и воздействиях он возникает обязательно и становится неотъемлемой частью патологического процесса, при других встречается реже.

Генерализованные инфекции и септические состояния (бактериемия, вирусемия -наличие вирусов в крови), в том числе при абортах, в родах, при длительной катетеризации сосудов. При септическом шоке острый ДВС-синдром бывает всегда. С инфекциями связано большинство случаев ДВС-синдрома у новорожденных.

Все виды шока, такие как геморрагический, травматический, ожого

Источник

ДВС синдром у кошки после операции

Я понимаю, что спрашивать бесполезно. так как кошки уже нет. Обнаружили опухоль молочной железы врачи посоветовали сделать операцию. Кошка чувствовала себя нормально. Были сделаны анализ крови рентген сердца и легких перед операцией. Все было в норме и врач с легкостью решил ее прооперировать ей 11 лет. До этого 2 года назад удаляли кисту и стерилизовали все прошло нормально. После операции спустя час было 2 остановки дыхания, вставляли трубку. Дыхание удалось восстановит но пошел страшный ДВС синдром. Стал сочиться шов кровь не могли остановить. Стали делать переливание крови но это не помогло. Я сижу и плачу потому что была уверена что в ее состоянии она перенесла бы операцию. может кто то слышал о таком, с чем это связано. Врачи толком сказать не могут списывают на онкологию. никто даже перед операцией об этом не говорил и не предупреждал. Как я поняла это бывает редко. если кто знает от чего такое могло произойти пожалуйста напишите. пытаюсь себя успокоить но не получается.

Автор, скорее всего врачи просмотрели гемангиосаркому. Кошка ваша, к сожаленю была не жилец, сочувствую вам(((. Мгновенная форма двс, большая редкость. Но еще и сепсис, нельзя списывать со счетов. На будущее: проводя стерилизация, сразу удаляйте и молочные железы, особенно у возрастных животных. Вы не представляете, как мутируют разные формы рака.

Автор, скорее всего врачи просмотрели гемангиосаркому. Кошка ваша, к сожаленю была не жилец, сочувствую вам(((. Мгновенная форма двс, большая редкость. Но еще и сепсис, нельзя списывать со счетов. На будущее: проводя стерилизация, сразу удаляйте и молочные железы, особенно у возрастных животных. Вы не представляете, как мутируют разные формы рака.

Я не совсем понимаю что вы имели ввиду. То есть кроме опухоли молочной железы у нее была гемангиосаркома? И как ее м

Источник

ДВС-синдром

. или: Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания, синдром РВС (рассеянного внутрисосудистого свертывания), ВСФ (внутрисосудистое свертывание и фибринолиз), гиперкоагуляционный синдром, коагулопатия потребления, ТГС (тромбогеморрагический синдром)

ДВС-синдром — это приобретенное нарушение свертывающей системы крови, возникающее в результате чрезмерного образования факторов свертывания, которые вызывают появление тромбов (сгустков крови) в мелких кровеносных сосудах, что сопровождается повреждением органов и тканей, а затем повышенной кровоточивостью.

ДВС-синдром — это не самостоятельное заболевание, а осложнение имеющегося болезненного процесса. Он « дозозависим», то есть его выраженность тем больше, чем сильнее тяжесть основного заболевания.

ДВС-синдром всегда мультисистемен, то есть даже, если основное заболевание развивается только в одном органе, при развитии ДВС-синдрома неизбежно вовлечение всего сосудистого русла, всех органов и систем.

Симптомы ДВС-синдрома

Все симптомы ДВС-синдрома объединены в несколько синдромов (устойчивая совокупность симптомов, объединенных единым развитием).

Дыхательная система: разрушение ткани легких и замена на рубцовую ткань. Характеризуется выраженным учащением дыхания, риском отека (накопления жидкости) легких.

Печень: развитие печеночной недостаточности, сопровождающейся желтухой (желтым окрашиванием кожи, глаз, полости рта и др.).

Надпочечники: развитие острой надпочечниковой недостаточности. Характеризуется молниеносным ухудшением состояния, тяжелым поражением нервной системы (потеря сознания, судороги), повышением температуры тела, падением артериального давления, рвотой, поносом, обезвоживанием, нарушениями работы легких и сердца.

Любимый фильм моих детей. Я его смотрела наверно ми

Гемокоагуляционный шок — резкое снижение артериального и центральн

Источник

Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания — двс синдром

Основы лечения ДВС синдрома требуют детального ознакомления с природой недуга. Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (тромбогеморрагический синдром) представляет собой неправильное протекание процесса гомеостаза, связанное с развитием проблем со свертываемостью крови. При этом в сосудах нашего организма образуются кровяные бляшки (тромбы), которые препятствуют нормальному кровотоку. В результате развития ДВС синдром приводит к неправильному функционированию органов и систем, повышенной кровоточивости при повреждении целостности сосудов.

Почему развивается заболевание?

Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови – это состояние, при котором видоизменяются нормальные процессы в кровообразовании. Синдром отличается ускоренной коагуляцией внутри сосудов, появлением кровяных тромбов, что приводит к появлению некротических изменений в органах.

Заболевание очень опасно для человеческого организма. Его основная беда состоит в том, что больному угрожает возможность развития обширных кровотечений, которые остановить практически невозможно. Также у пациента наблюдается отказ или нарушение функций некоторых органов. В первую очередь это касается легких, печени, селезенки и почек.

Образование тромбов при ДВС синдроме происходит именно в мелких ответвлениях и имеет распространенный характер (быстро поражает сосуды).

С заболеванием встречаются в своей медицинской практике не только врачи-гематологи. Что такое ДВС синдром, знают и достаточно часто сталкиваются с ним и доктора хирургической практики, и гинекологи, и травматологи. Распространенность такой патологии достаточно велика. Многие медики рассматривают его и как своеобразную защитную иммунную реакцию человеческого организма, которая призвана ликвидировать образовавшееся крово

Источник

Что такое ДВС-синдром

ДВС-синдром, или диссеминированное внутрисосудистое свертывание, тромбогеморрагический синдром, характеризуется в сильном ускорении внутрисосудистой коагуляции, при которой образуются кровяные рыхлые сгустки и развиваются изменения в органах, возникает как осложнение после целого ряда заболеваний. Любой реаниматолог знает, как опасно такое состояние для пациента. Развитие синдрома происходит за короткий промежуток времени, лечить его сложно, для жизни человека это представляет большую опасность.

Определение

Что такое — ДВС-синдром? Синдром является сложным многокомпонентным патологическим процессом в комплексе реакций организма, направленных на остановку и предупреждение кровотечения. В результате синдрома начинается тромбообразование в микроциркуляторном русле сосудов. Это состояние пациентов знакомо реаниматологам, акушерам-гинекологам, врачам скорых бригад, хирургам. Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови является так же самой частой формой нарушения при свертывании крови, возникающей у пациентов любого возраста при интенсивных терапевтических действиях.

Существуют несколько видов коагулопатии, среди которых различают приобретенный вид, в состав которого входит ДВС-синдром.

Синдром сложно развивается и проявляется многообразием в клинике, распознать и назначить лечение ДВС-синдрома трудно. Кроме этого, синдром не значит самостоятельная болезнь, он возникает на фоне другой болезни.

О причинах

Существует многообразие причин ДВС-синдрома. Из-за любой патологии, сопровождающейся нарушением стенок сосудов, изменениями в свойствах крови, таких как скорость прохождения в сосудах, может запуститься реакция, приводящая к внутрисосудистой свертываемости крови.

при любой форме шока развивается этот синдром, так как это состояние повышает вязкость крови и ведет

Что такое ДВС-синдром

ДВС-синдром, или диссеминированное внутрисосудистое свертывание, тромбогеморрагический синдром, характеризуется в сильном ускорении внутрисосудистой коагуляции, при которой образуются кровяные рыхлые сгустки и развиваются изменения в органах, возникает как осложнение после целого ряда заболеваний. Любой реаниматолог знает, как опасно такое состояние для пациента. Развитие синдрома происходит за короткий промежуток времени, лечить его сложно, для жизни человека это представляет большую опасность.

Определение

Что такое — ДВС-синдром? Синдром является сложным многокомпонентным патологическим процессом в комплексе реакций организма, направленных на остановку и предупреждение кровотечения. В результате синдрома начинается тромбообразование в микроциркуляторном русле сосудов. Это состояние пациентов знакомо реаниматологам, акушерам-гинекологам, врачам скорых бригад, хирургам. Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови является так же самой частой формой нарушения при свертывании крови, возникающей у пациентов любого возраста при интенсивных терапевтических действиях.

Коагулопатией называется состояние, при котором происходят изменения, связанные со свертыванием крови.

Существуют несколько видов коагулопатии, среди которых различают приобретенный вид, в состав которого входит ДВС-синдром.

Синдром сложно развивается и проявляется многообразием в клинике, распознать и назначить лечение ДВС-синдрома трудно. Кроме этого, синдром не значит самостоятельная болезнь, он возникает на фоне другой болезни.

О причинах

Существует многообразие причин ДВС-синдрома. Из-за любой патологии, сопровождающейся нарушением стенок сосудов, изменениями в свойствах крови, таких как скорость прохождения в сосудах, может запуститься реакция, приводящая к внутрисосудистой свертываемости крови.

К наиболее часто встречающимся причинам относятся следующие:

  • при любой форме шока развивается этот синдром, так как это состояние повышает вязкость крови и ведет к повреждению стенок мелких сосудов;
  • при тяжелых инфекциях, носящих септический характер, бактериальные токсины запускают процесс свертывания крови внутри сосудов напрямую либо в результате разрушения ими внутренних оболочек в сосудах;
  • при массивном разрушении эритроцитов или гемолизе может возникнуть ситуация несовместимости или крови плохого качества, которую хотят перелить пациенту. К такому состоянию может привести сильное переохлаждение, тяжелые физические нагрузки, перепады погоды, прием ряда медикаментозных препаратов;
  • при переливании крови объемом больше пяти литров происходит развитие тромбогеморрагического синдрома;
  • при некрозах, возникающих в результате острых нарушений в кровообращении мозга головы (инсульта), инфаркта миокарда, некоторых форм панкреатита, при ожоговых повреждениях кожи, больших операциях, травмах, синдрома длительного сдавливания, происходит огромный сброс в кровоток тромбопластин. В результате запускается механизм гиперкоагуляции, развивающий синдром ДВС;
  • недуги, связанные с иммунной системой ведут к возникновению синдрома;
  • злокачественные опухоли;
  • при родах и беременности возникают различного рода осложнения, приводящая к этому синдрому.

Классификация

Тромбогеморрагический синдром классифицируется в зависимости от того, как быстро идет его развитие и в чем выражается.

Различают следующие формы ДВС-синдрома:

  • при первой форме, которую называют острой или молниеносной формой ДВС-синдрома , происходит массивный выброс тканевого фактора в кровоток. Различные травмы, акушерские недуги, большие операции, – в этих случаях возможно развитие этой формы. В ускоренных темпах меняются все стадии ДВС-синдрома при отсутствии нормальной защиты со стороны антикоагуляционных механизмов;
  • вторая форма называется подострой формой ДВС-синдрома. Она зависит от патологий в сосудах, возникающих, например, при атеросклерозе сосудов;
  • третья форма называется хронической и является формой самого распространенного ДВС-синдрома;
  • рецидивирующая.

Тромбогеморрагический синдром может быть:

  • локальным, когда синдром развивается в одном месте;
  • генерализованным, когда поражен весь организм или несколько участков в нем.

По компенсаторным свойствам организма различают следующие формы ДВС-синдрома:

  • компенсированная форма синдрома, характеризующаяся бессимптомным течением благодаря резервному восполнению факторов свертывания и усилению в процессе растворения тромбов и сгустков крови;
  • субкомпенсированная форма синдрома, проявляющаяся гемосиндромом средней степени;
  • декомпенсированная форма синдрома, характеризующаяся каскадной реакцией при реактивном фибринолизе, несворачиваемости крови.

Каковы при ДВС-синдроме симптомы? Перечислим их в зависимости от того, по какой причине развилось осложнение:

  • от чего развился ДВС-синдром;
  • от клинической картины шока;
  • от того, какие звенья в гемостазе нарушены;
  • от наличия тромбоза;
  • от того, как сильно кровотечение;
  • наблюдается ли анемия;
  • есть ли патология в обменном процессе веществ.

Течение ДВС-синдрома характеризуется четырьмя стадиями:

  • 1-ая стадия ДВС-синдрома называется гиперкоагуляцией и гиперагрецией тромбоцитов. Она характеризуется повышенной свертывающей кровью. Такое наблюдается во время хирургического вмешательства. Из-за быстрой сворачиваемости крови ее нельзя сдать пациенту на анализы. Обычно врачи не замечают течение первой фазы из-за скорости ее протекания. Артериальное давление при этом у пациентов понижается, кожа становится бледной, на ней выступает холодный пот. Начинаются проблемы с дыханием. Кожа и слизистые оболочки приобретают синюшный окрас, конечности становятся холодными;
  • 2-ая стадия ДВС-синдрома называется переходной фазой, когда свертываемость крови сдвигается то в гиперкоагуляцию, то гипокоагуляцию. Для второй стадии характерна та же симптоматика, что и для первой. Кроме этого, в почках происходит развитие почечной недостаточности, в пищеварительном тракте появляются признаки диареи, тошноты, рвота, болевые ощущения в области живота, происходят патологические нарушения в работе надпочечников. По причине образования в мозге головы микротромбов у пациента начинает болеть и кружится голова, он может потерять сознание или впасть в состояние комы, возможно кровоизлияние в мозг;
  • 3-я стадия ДВС-синдрома называется фазой глубокой гипокоагуляции, когда кровь теряет совсем свое свойство сворачиваться. Для этой стадии характерно массивное кровотечение. К первичному участку подключаются кровотечения в кишечнике и желудке, из-за почечного поражения добавляется кровотечение в моче-половой системе, кровяные выделения при кашле. Развивается геморрагический синдром, при котором появляется большое кровоизлияние, петехии, начинают кровоточить десна, и пр.;
  • 4 стадия ДВС-синдрома называется разрешающей фазой, при которой гемостаза нормализуется или начинают развиваться различные заболевания, которые могут привести к смерти. Если своевременно и правильно провести лечение ДВС-синдрома, то можно на этой стадии восстановить гемостаз и остановить кровотечение. Если слишком сильное кровотечение и много поражений в организме, то все может для пациента закончится плачевно.

Диагностика

Иногда первые признаки ДВС-синдрома указывают на его присутствие, так как целому ряду болезней сопутствуют патологии в гемостазе. Это происходит при шоковом состоянии, ожогах, змеиных укусах, определенных формах сепсиса.

Но есть много заболеваний, при которых затруднено диагностирование ДВС-синдрома. В этом случае рекомендуется применить дифференцированный подход распознавания патологий гемостаза. Для этого необходимо провести коагулиационные тесты. При выявлении тромбоцитопении, отклонений в показателях коагулограммы можно заподозрить развитие ДВС-синдрома. Кроме этого для диагностирования ДВС-синдрома используются лабораторно-инструментальные методы исследования больного, при которых определяют показатели крови, рассчитывают протромбиновое время, по тромбоэластограмме определяют нарушения в показателях, изучают результаты паракоагуляционных тестов. При необходимости диагностическое обследование ДВС-синдрома дополняют антикоагуляционным тестом, пробами на токсины яда змеи.

Для определения правильного лечения необходимо определить чувствительность больного на медикаменты Гепариновой группы.

Важно не делать выводы о развитии ДВС-синдрома при получении только одного анализа, а подходить к диагностированию комплексно. Ошибкой будет, если провести исследование только в показателях гемостаза. Осложнение поражает почти все внутренние органы человека, поэтому необходимо полное его обследование.

Больные, у которых диагностируется сердечная недостаточность (характеризующаяся застойной формой) и онкологическое заболевание, наблюдается так же хронический ДВС-синдром. При этом диагнозе увеличивается уровень продуктов разрушения фибриногена. Кроме этого наблюдают спонтанную агрегационную способность тромбоцитов, на протяжении длительного времени состояние повышенной активности свёртывающей системы крови.

При хроническом ДВС-синдроме, наблюдаемом у человека с миелопролиферативным недугом, диагностируется высокая вязкость крови, повышенный гематокрит, микроциркуляторные патологии, ведущие к образованию небольших инфарктных участков. Почечная недостаточность, носящая хронический характер, характеризуется активацией коагуляционного звена гемостаза. Сопутствующие симптомы ДВС-синдрома тромбоцитопатия и анемия вызывают патологии в этих процессах. Тяжелую форму ДВС-синдрома наблюдают у пациентов, которые постоянно вынуждены делать гемодиализ.

В чем состоит при ДВС-синдроме лечение? Общего курса при лечении ДВС-синдрома не существует. Но основные пункты профилактики и терапевтического лечения ДВС-синдрома, благодаря характерным этапам и особенностям в них выделить можно.

Надо принять меры по устранению причин, приведших к развитию ДВС-синдрома что в лечении называется этиотропным направлением:

  • если у пациента наблюдается осложнение в виде гнойного септического заболевания, то в лечении назначают антибиотикотерапию;
  • если пациент пострадал от кровопотери, то надо как можно быстрее восполнить объем кровотока;
  • если больной находится в шоке, то поддерживать деятельность сердца и сосудов и нормализовать артериальное давление;
  • в роддомах обеспечить своевременной хирургической помощью и профилактическими мероприятиями по предотвращению осложнения;
  • если пациент получил травматический шок или какие-либо повреждения, надо обеспечить его обезболиванием.

Патогенетическое и симптоматическое направление в лечении подразумевают выполнение следующих мер:

  • необходимо проведение антикоагулянтной терапии;
  • обязательно использовать Фибринолитики и Антифибринолитические средства, при этом учитывать фазу болезни;
  • делается назначение заместительной инфузионной терапии;
  • чтобы улучшить реологические свойства плазмы, используют лекарственные средства с целью нормализовать микроциркуляцию;
  • проводят экстракорпоральную детоксикацию.

Антикоагулянтная терапия при лечении ДВС-синдрома имеет огромное значение. С ее помощью можно восстановить нормальную свертываемость крови, удалить тромбы, она является препятствием в их образовании.

Это способствует улучшению функций в больных тканях и органах.

При заместительной инфузионной терапии в лечении устраняют недостаток свертывания крови. Для этого используют свежезамороженную кровь. Назначение Ингибиторов Протеаза и других препаратов помогают в борьбе с гипокоагуляцией и являются хорошим средством для снижения активности ферментов. Использование Контрикала, Гордокса в лечении помогает при шоковом состоянии.

Использование Аспирина, Волювена и пр. при лечении ДВС-синдрома улучшают тканевые микроциркуляции.

В терапевтическом лечении ДВС-синдрома главным является использование плазмафереза, цитафереза, гемодиализа.

Как видно, терапевтический курс лечения непрост, хотя назначение медикаментозных средств иногда надо делать быстро.

При назначении курса лечения ДВС-синдрома надо придерживаться стадий его развития. При этом необходимо постоянно контролировать в лаборатории, как свертывается кровь, кислотное и щелочное равновесие, электролитный баланс.

При оказании скорой помощи при ДВС-синдроме надо ликвидировать болевые ощущения у пациента, провести противошоковые мероприятия, ввести в кровоток различные растворы для коррекции патологических потерь организма или их предотвращения, при первой фазе синдрома необходим Гепарин.

Пациенты с ДВС-синдромом нуждаются в быстрой госпитализации, так как вероятность смертельного исхода велика.

Профилактика

Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови очень опасное осложнение. Профилактические меры состоят в лечении основного значимого заболевания, которое может его спровоцировать. Важно как можно раньше начать терапевтический курс лечения ДВС-синдрома и выбрать при этом правильную тактику, чтобы нормализовать гемостаз и осуществить выздоровление пациента.

Как снизить холестерин

С повышенным холестерином могут столкнуться многие люди, от мала до велика. Холестерин не щадит никого, поэтому будьте внимательны к своему организму, если вы заметили хотя бы один признак, то пора бить тревогу.

Среди признаков повышенного холестерина выделяют следующие симптомы: появляется светло-серый ободок у роговицы глаза, под кожей век образуются узелки желтоватого цвета, возникает боль в сердце, слабость в ногах, появляются бляшки в сосудах.

О простейшем способе снижения холестерина читайте здесь.

Неотложная помощь при септическом шоке

Патофизиология

Таблица 1. Источники и частота бактериемии

Кожа и мягкие ткани

Таблица 2. Микроорганизмы, вызывающие грамотрицательную бактериемию

Другие грамотрицательные бациллы

Более чем один вид бактерий

Клинические проявления

Причиной геморрагического шока, конечно же, является кровопотеря. Основы патофизиологии этого шока едины и не зависят от характера кровотечения (внутренее или наружное) и его связи с травмой, желудочно-кишечным кровотечением или разрывом аневризмы аорты.

Шок является тем общим знаменателем множества различных патологических состояний, с которыми приходится иметь дело в ОНП. Шок — это не диагноз как таковой, ибо за ним всегда скрывается обусловившее его заболевание. Тем не менее при шоке имеет место декомпенсация жизненно важных функций организма, а .

При обследовании больного и пострадавшего на дому врач неотложной помощи не должен оставлять без внимания ни одного факта, который может помочь ему в диагностике неотложного состояния. Необходимо обобщить все сведения, полученные при выслушивании жалоб, сборе анамнеза и в результате обследования бол.

Двс синдром при септическом шоке

Лечение септического шока должно носить срочный характер. Если в течение нескольких часов шок ликвидировать не удается, то в более позд­ний период сделать это почти невозможно. Интенсивная терапия осуществляется акушером-гинекологом совместно с реаниматологом, а при не­обходимости с нефрологом, урологом и гематологом-коагулологом.

Многообразие патофизиологических сдвигов обусловливает мно­гоплановость лечения септического шока, которое проводится компле­ксно и направлено на купирование микроциркуляторных изменений и восстановление эффективного объема циркулирующей крови и адек­ватной перфузии в жизненно важных органах; интенсивную терапию заболевания, на фоне которого развился септический шок (борьба с ин­фекцией и ликвидация ее очагов); коррекцию метаболических наруше­ний. Так как септический шок может осложнять течение различных за­болеваний, его лечение должно быть индивидуальным для каждой конкретной больной.

Лечебные мероприятия проводят при постоянном наблюдении за тем­пературой тела, состоянием кожных покровов, частотой дыхания и пуль­са, показателями АД и ЦВД, гематокрита, ЭКГ, почасовым диурезом, кис­лотно-основным и электролитным составом плазмы, протеинограммой, содержанием азотистых шлаков и билирубина в крови, коагулограммой. Желательно определять ОЦК и величину сердечного выброса.

Основными неотложными мероприятиями при септическом шоке являются внутривенная катетеризация для немедленного проведения инфузионной терапии, введение носового или эндотрахеального катете­ра для тщательного туалета трахеобронхиального дерева, катетериза­ция мочевого пузыря для контроля за диурезом.

Важнейший компонент реанимации при септическом шоке — инфузионная терапия. Ее цель — восполнение ОЦК, нормализация реологи­ческих свойств крови, микроциркуляции, дезинтоксикация и коррек­ция метаболических нарушений. В качестве инфузионных сред на первых этапах лечения используют производные крахмала, декстраны. Эти препараты улучшают реологические свойства крови и микроцирку­ляцию, повышают ОЦК за счет привлечения межтканевой жидкости, адсорбируют и выводят из организма токсины. Суточный объем инфузии зависит главным образом от дефицита ОЦК и потери жидкости организмом. Гиперволемия не менее, если не более, опасна, чем гиповолемия, в связи с большой ее ролью в развитии интерстициального отека легких и синдрома «шокового легкого». Передозировка крупномолекулярных декстранов может привести к блокированию ретикулоэндотелиальной системы, низкомолекулярных декстранов — вызвать осмотический нефроз.

В профилактике и лечении «шокового легкого» для устранения интерстициального отека большое значение имеет повышение коллоидно- осмотического давления крови. С этой целью проводят инфузии белковых препаратов: 400 мл 5-10% раствора альбумина, 500мл протеина. Эффективно переливание свежезамороженной плазмы, поддержания осмотического давления и восстановления ОЦК, способствует ликвидации диспротеинемии и восстановлению» системы крови.

Использование концентрированных растворов глюкозы в количестве 300-500 мл с адекватными дозами инсулина (на каждые 4 г глюкозы — 1 ЕД инсулина) оказывает осмодиуретическое действие и восстанавливает энергетические затраты.

Если септический шок сочетается с кровотечением, то объем гемотрансфузии должен соответствовать степени кровопотери. Гемотрансфузия осуществляется параллельно с вливанием реологически активных плазмозаменителей или кристаллоидных растворов в режиме гемодилюции.

Скорость проведения и объем инфузионной терапии зависят от ее эффективности и реакции организма больной. При шоке I степени общий объем инфузии составляет 1000-1500 мл; при шоке II степени — 2000-2500 мл; при шоке III степени — 3500-5000 мл. Скорость проведения инфузионной терапии при септическом шоке I степени – 200 мл жидкости в 1 ч, затем медленнее; при шоке II степени — 350 мл в 1 ч, при III степени — 500-600 мл в 1 ч.

Объем коллоидных плазмозамещающих растворов не должен превышать 1 /4 общего объема инфузии, остальная часть приходится на кристаллоиды. Для улучшения реологических свойств модилюцию, при этом гематокритное число не должно превышать 30%. О ликвидации гиповолемии, восстановлении ОЦК судят по улучшению окраски кожи, нормализации ЦВД (50-100 мм вод. ст.), почасовому диурезу более 30 мл/ч без применения диуретиков и 60-100 мл при форсированном диурезе, а также по величине ОЦК и сердечного выброса. ЦВД свыше 150 мм вод. ст. свидетельствует об избыточной инфузии. Значения АД при септическом шоке могут длительное время оставаться отно­сительно низкими. Если АД не ниже 90 мм рт. ст. при нормализации микроциркуляции, то нет необходимости форсировать его подъем.

На фоне восполнения ОЦК и улучшения реологических свойств крови для коррекции гемодинамики и восстановления тканевого крово­тока необходимо обязательное применение сердечных и вазоактивных средств. Внутривенно вместе с 20 мл 40% раствора глюкозы вводят 0,5—1 мл 0,06% раствора коргликона или 0,5-1 мл 0,05% раствора стро­фантина либо 1-2 мл 0,02% раствора изоланида. После ликвидации ги­поволемии используют 0,5% раствор курантила, который из-за возмож­ного понижения системного АД следует вводить медленно в количестве 2-4 мл. Курантил расширяет коронарные сосуды, повышает толерант­ность миокарда к гипоксии, тормозит агрегацию тромбоцитов.

В «холодной» гипотензивной фазе, когда выражена периферическая вазоконстрикция, показаны сосудорасширяющие средства. Их назнача­ют (после восполнения ОЦК при обязательном контроле АД) в дозах: 10 мл 2,4% раствора эуфиллина, 2 мл 2 % раствора папаверина, 2-4 мл 2% раствора но-шпы. Применение их также целесообразно при возник­новении острой левожелудочковой слабости с развитием отека легких.

β-адреномиметики не нашли широкого применения при выведении больных из состояния септического шока, β -адреноблокаторы ввиду от­рицательного ино- и хронотропного их влияния на сердце используются ограниченно, а классический α-стимулятор норадреналин — в исключи­тельных случаях, так как он, повышая АД, значительно увеличивает пе­риферическое сопротивление, что ухудшает работу сердца и усиливает спазм сосудов почек. Перед назначением вазоактивных препаратов дол­жен быть откорректирован метаболический ацидоз, так как на его фоне их активность значительно снижается.

Ликвидации метаболического ацидоза способствует внутривенное капельное введение 3% раствора гидрокарбоната натрия под контролем показателей кислотно-основного состояния крови. Нарушение обмена электролитов, в основном натрий-калиевого баланса, компенсируется введением раствора хлорида кальция (антагонист калия) и хлорида натрия. Коррекция ионного баланса проводится под контролем содержа­ния К, Nа + и хлоридов крови.

Для выведения больной из состояния шока эффективно использование высоких доз кортикостероидов. Одномоментно вводят до 500 мг гидрокортизона или до 120 мг преднизолона либо до 16 мг дексаметазона. Через 2-3-4 ч введение препарата повторяют. Такие дозировки применяют в течение 1-2 дней, поэтому не следует опасаться отрицательного влияния кортикостероидов на функциональную актив почечников и иммунные свойства организма. Глюкокортикоиды оптимизируют деятельность сердца, улучшают микроциркуляцию, снижают поступление тканевого тромбопластина, предупреждают нарастание агрегации тромбоцитов, ослабляют действие эндотоксина, стимулируют активность ферментов, участвующих в окислительных процессах, повышают толерантность клеток к недостатку кислорода, способствуют стабилизации мембран, предупреждают развитие «шокового легкого», дают антигистаминный эффект. Отсутствие воздействия значительных доз глюкокортикоидов свидетельствует о далеко зашедших необратимых изменениях в жизненно важных органах и является плохим прогностическим признаком.

Для коррекции нарушений реологических свойств крови широко используют гепарин и его низкомолекулярные аналоги. Несмотря на все положительные свойства препарата, в том числе способность повышать устойчивость организма к тканевой гипоксии и действию бактериальных токсинов, данный антикоагулянт назначается сугубо индивидуально. Как правило, гепаринизацию осуществляют тогда, когда имеется коагулопатия потребления — тромбоцитопения, снижение количества фибриногена, факторов V, VIII, XIII, а также появление в циркуляции продуктов распада фибриногена. Доза гепарина зависит от показателей свертывания крови и обычно не превышает 30 000 ЕД/сут; время коагуляции при этом не должно превышать 15-20 мин.

При септическом шоке быстро развивается метаболический ацидоз. Для его коррекции в состав инфузионной терапии необходимо включать лактасол, рингер-лактат или 4-5% раствор бикарбоната натрия. Количество раствора определяется в зависимости от дефицита оснований (ВЕ).

Септический шок быстро приводит к электролитному дисбалансу. В первые сутки лечения необходимо корригировать недостаток в плазме ионов К , Nа + , Са+, Мg 2+ . Лечение проводят под кок торных данных. При этом используют 10-20 мл панангин или 50 мл 4% раствора калия хлорида с 400-500 мл изотонического раствора глюкозы; 10 мл 10% раствора или 100 мл 1% раствора кальция хлорида. Эффективно применение энергетического полиионного следующего состава: к 1 л 25% раствора глюкозы добавляют 3 г калия хлорида, 0,8 г кальция хлорида и 0,4 г магния хлорида. Необходимость в дальнейшем введении электролитных растворов должна подтверждаться лабораторными данными. Особую осторожность следует проявлять при на­личии признаков острой почечной недостаточности.

Парентеральное питание обеспечивают применением высококало­рийных инфузионных сред, препаратов белков и аминокислот. В сутки больная должна получать не менее 4000 ккал.

Для улучшения окислительно-восстановительных процессов ис­пользуют растворы глюкозы с адекватным количеством инсулина и витаминами: 1-2 мл 6% раствора витамина В1 1-2 мл 5% раствора ви­тамина В6, 400-500 мкг витамина В12, 100-200 мг кокарбоксилазы, 5-10 мл 5% раствора аскорбиновой кислоты. Для улучшения функции печени показан холина хлорид в количестве 200 мл в виде 1% раство­ру 10-20 мл эссенциале. С целью активизации метаболических про­цессов внутримышечно применяют ретаболил по 50 мг каждые 3-4 дня или неробол по 5 мг 3-4 раза в сутки.

В улучшении функции паренхиматозных органов и тканевого ме­таболизма важную роль играют ингибиторы протеолитических фер­ментов (трасилол, контрикал, гордокс), поскольку они подавляют кле­точные протеазы, оказывающие повреждающее действие при шоковых состояниях; дают антитромбопластиновый эффект, который заключа­ется в подавлении контактного активирования при повреждении эн­дотелия сосудов; улучшают перфузию за счет регуляции сосудистой проницаемости. Их нужно назначать как можно раньше с профилак­тической и лечебной целью.

Из десенсибилизирующих препаратов можно применять димедрол 02 мл 1% раствора), пипольфен (1-2 мл 2,5% раствора), супрастин (1-2 мл 2% раствора). Однако все они тормозят фагоцитарную актив­ность и образование антител. Поэтому предпочтение следует отдавать глюконату кальция, который вводят по 50 мг 3-4 раза в сутки.

На фоне гиперкапнии, гипокалиемии, нарушений ритма сердца и применения сердечных гликозидов нельзя назначать эуфиллин и препараты кальция, так как их быстрое внутривенное введение может вызвать повышение возбудимости миокарда и возникновение фибрилляции. Обязательна для всех больных оксигенотерапия. Введение кислорода необходимо начинать с первых минут лечения, используя для этого любой из имеющихся способов. Абсолютным показанием к ИВЛ является падение парциального давления кислорода (Ро2) ниже 60-70 мм рт. ст. при ингаляции 100% кислорода через маску.

Одна из составных частей комплекса лечения — антибиотикотерапия. Рекомендуются высокие начальные дозы антибиотиков для быстрого достижения их соответствующей концентрации в крови. Поскольку в начале лечения инфекционный агент, вызвавший септический шок, неизвестен, назначают 2-3 антибиотика с учетом их действия не только на грамположительную и грамотрицательную, но и на анаэробную флору. Не менее двух антибиотиков вводят внутривенно, перфузии продолжительны. Доза препаратов должна быть скорригирована в зависимости от функционального состояния почек. При нормальном и высоком диурезе употребляют максимальные количества антибиотиков.

Хороший эффект дает назначение антибиотиков группы цефалоспоринов (до 6 г) с гентамицина сульфатом (до 160 мг) или канамицина сульфатом (до 10 г). Не менее эффективно назначение больших доз оксациллина натриевой соли (до 6 г в сутки) с одним из аминогликозидов (мономицином), а также сочетание ампициллина (4-6 г в сутки) с гентамицина сульфатом (240 мг) или с канамицином (2 г в сутки). Одновременно применяют метронидазол (200-400 мг). При использовании цефалоспоринов широкого спектра действия – цефуроксима (по 0,75 г 3 раза в сутки) или клафорана (по 1 г 3 раза в сутки) – две дозы вводят внутривенно, а одну — внутримышечно. Цефалоспорины чаще комбинируют с гентамицина сульфатом (по 160-240 мг в сутки внутримышечно). В течение 4-5 сут назначают препараты с анаэробным действием (метрагил), после чего в течение 3-4 дней перорально вводят метронидазол (по 0,5 г 3 раза в сутки). Антибиотиками резерва являются защищенные пенициллины (аугментин), карбапенемы, фторхинолоны.

При назначении больших доз антибиотиков и су вследствие гибели микробов усиливается интоксикация и виться коллапс. Поэтому в таких случаях необходимо проводить дезинтоксикационную терапию и следить за диурезом.

Если внутримышечное и внутривенное введение лекарственных препаратов оказывается малоэффективным, их вводят внутриартериально, чтобы они поступали прямо к очагу воспаления. Хорошо зарекомендовала себя эндолимфатическая и внутрикостная антибиотикотерапия

Улучшению обменных и стимуляции регенеративных способствует применение экстракорпорального УФО крови больных, экстракорпоральной гемосорбции, гипербарической оксигенации, плазмафереза и др.

Борьба с инфекцией включает в себя ликвидацию ее очага. Наиболее апикальный способ ликвидации — удаление основного очага инфекции, т.е. матки, опорожнение гнойников и их широкое дренирование. Для получения желаемого эффекта важна своевременность хирурги­ческого вмешательства. Оно должно быть последовательным этапом в лечении больных с септическим шоком, а не крайней мерой или опера­цией отчаяния. По мнению большинства отечественных и зарубежных авторов, к операции следует прибегать при безуспешности интенсивной консервативной терапии, проводимой в течение 4-6 ч, а в некоторых случаях — сразу же после купирования явлений сосудистого коллапса. Хирургическое вмешательство выполняется независимо от состояния больной, и чем раньше, тем лучше отдаленные результаты. Отсрочка операции на 24 ч в большинстве случаев приводит к летальному исходу. Промедление с радикальным удалением септического очага может сто­ить жизни пациентке.

Операцией выбора считается экстирпация матки с удалением ма­точных труб, дренирование параметриев и брюшной полости. В от­дельных случаях у больных, находящихся в крайне тяжелом состоя­нии, при отсутствии макроскопически выраженных изменений в тканях матки допустима надвлагалищная ее ампутация. Удаление ма­точных труб и дренирование брюшной полости обязательны во всех случаях. Хирургическое удаление очагов инфекции любой локализа­ции у больных септическим шоком должно производиться быстро и технически правильно. Перед операцией необходимо устранить дефи­цит ОЦК, провести коррекцию водно-электролитных нарушений и кислотно-основного состояния. Гипертермию устраняют с помощью фармакологических и физических средств. Премедикацию подбирают в соответствии с состоянием больной. Количество наркотических средств рассчитывают индивидуально во избежание чрезмерного уг­лубления наркоза.

Лечение септического шока при гестационном пиелонефрите начи­нается с создания лучших условий для пассажа мочи путем катетериза­ции мочеточников. При редко встречающихся случаях апостематозного пиелонефрита или карбункула почки операция осуществляется урологом: от декапсуляции, вскрытия и дренирования абсцессов до нефрэктомии.

Если септический шок возникает в результате перитонита, то после удаления матки, дренирования брюшной полости и декомпрессии кишечника показан перитонеальный диализ.

Дефицит определенных звеньев иммунной системы является крите­рием выбора иммунных препаратов, а показатели иммунного ответа критерием их эффективности. Положительный результат наблюдается при использовании антистафилококкового гамма-глобулина и гипериммунной антистафилококковой плазмы.

Критерии эффективности комплексной терапии септического шока — улучшение сознания больной, исчезновение цианоза, потепление и ро­зовая окраска кожных покровов, уменьшение тахикардии и одышки, нормализация ЦВД и АД, увеличение диуреза, ликвадация тромбоцитопении и нормализация свертывающей системы крови. Целенаправленная антибактериальная, дезинтоксикационная и гемостимулирующая терапия, восполнение энергетических ресурсов превышение собственных защитных сил организма, нормализация кислотно-основного состояния и электролитного гомеостаза должны продолжаться до полной ликвидации инфекционного процесса. После выписки из стаци­онара больная в течение 5 лет нуждается в диспансерном наблюдении с целью своевременного выявления и лечения возможных отдаленных последствий перенесенного септического шока: хронике недостаточности, синдрома Шихана, диэнцефального синдрома по типу Иценко-Кушинга, диабета, синдрома Уотерхауса-Фридериксена.

Сепсис (греч. sepsis гниение) — общее неспецифическое инфекционное заболевание, возникающее в условиях нарушенной реактивности организма при постоянном или периодическом поступлении из очага инфекции микроорганизмов и их токсинов в кровеносное русло с образованием в ряде случаев гнойных метастазов. Сепсис не сопровождается какими-либо специфическими изменениями, однако наблюдается комплекс нарушений, сочетание которых характерно для этого заболевания. Оно протекает с изменением реактивности организма, которая приобретает аллергический характер.

С патогенетической точки зрения сепсис представляет собой сложный комплекс клинических и патологоанатомических явлений, которые обусловлены: реактивными свойствами макроорганизма; характе­ром возбудителя инфекции; состоянием септического очага. Важную роль в возникновении заболевания играют состояние макроорганизма, его иммунной системы, эндокринного статуса, возрастные особенности и др. Физиологический транзиторный иммунодефицит у женщин во время беременности и в ранние сроки после родов, связанный с вына­шиванием плода, обусловливает повышенную их чувствительность к бактериальной инфекции.

Чаще всего послеродовые гнойно-септические заболевания вызваны золотистым стафилококком, несколько реже — грамотрицательной микрофлорой, еще немного реже — анаэробными бактериями и стреп­тококками. В 1 /3 случаев сепсис обусловлен микробными ассоциация­ми, в первую очередь сочетанием стафилококка или стрептококка с ки­шечной палочкой. В последнее время все в большем числе случаев причиной сепсиса становится грамотрицательная аэробная (кишечная палочка) и анаэробная (бактероиды, пептококки, пептострептококки и др.) микрофлора — за счет госпитальных штаммов микроорганизмов.

Сепсис всегда является вторичным процессом. В его возникновении существенную роль играет первичный очаг инфекции (как правило, послеродовая или послеабортная матка) и первичное заболевание — эн­дометрит. В некоторых случаях сепсис развивается, минуя стадию эндо­метрита, на фоне перитонита или после гнойного мастита. Формирова­ние сепсиса связано с проникновением микробов и их токсинов в кровяное русло (непосредственно или через лимфатические пути). Из первичного септического очага микробы перманентно или периодичес­ки поступают в кровь, обусловливая бактериемию. Наличие первично­го очага сопряжено с сенсибилизацией организма и изменением его ре­активности.

Фазами единого септического процесса, нередко переходящими од­на в другую, являются септицемия (сепсис без гнойных метастазов), септикопиемия (сепсис с метастазами) и смешанная форма сепсиса.

Септицемией называют наличие в кровеносном русле и во всем орга­низме бактерий и их токсинов, которые в течение длительного времени периодически (волнообразно) поступают в общий кровоток из раны или из нарушенных зон микроциркуляции, где резко замедлен кровоток.

Септикопиемия — преимущественно токсическая фаза сепсиса, в ос­нове которой лежит интоксикация организма микробными токсинами, продуктами распада микробных тел и пораженных тканей.

К наиболее частым возбудителям сепсиса у человека имеется достаточно высокий иммунитет, закрепленный в филогенезе и созревающий в онтогенезе. Поэтому в подавляющем большинстве случаев, попавшие в кровь микроорганизмы не вызывают гнойной инфекции. Прорыву иммунитета может способствовать ряд причин. Основная из них — мас­сивная микробная обсемененность очага. Очаг с критическим уровнем инфекта — мощный источник сенсибилизации и интоксикации организма. Важное значение имеет вирулентность возбудителя, склонность к генерализации инфекционного процесса. Возбудители циклических инфекций не вызывают сепсиса (микобактерии, бледные спирохеты). Сепсис, вызванный стафилококком, обладающим способностью свертывать фибрин и оседать в тканях, часто сопровождается образованием гнойных метастатических очагов. Стрептококк, наделенный фибринолитической активностью, редко приводит к метастазированию. Сепсис, вызванный грамположительной флорой, чаще сопровождается возникновением гнойных метастазов, дает меньшую летальность, чем вызванный грамотрицательной флорой, при которой более выражена интоксикация. Скорость развития и тяжесть процесса зависят также от диссеминации микрофлоры из очага. При гематогенном распространении в кровеносное русло проникает одномоментно большое число бактерий и их токсинов. При лимфогенной диссеминации часть бактерий и продуктов их жизнедеятельности задерживается в лимфатических узлах.

Наконец, наиболее существенным фактором является реактивность организма. Интоксикация продуктами жизнедеятельности возбудителя и веществами, образующимися в результате ферментативного распада и нарушения метаболизма тканей, способствует формированию патологической реактивности организма.

Характер иммунной защиты определяет тип реакции организма при сепсисе: нормергический — преобладают явления воспаления; гиперергический — бурное острое начало с преобладанием деструкивно-дегенеративных изменений; анергический — характерно вялое течение.

Иммунодефицитное состояние может иметь место до появления первичного септического очага или образоваться вследствие; интоксикации и бактериальной агрессии из очага. По мере развития инфекционная аллергическая реакция утрачивает свою специфичность и становится полиаллергической; ее вызывает любой аллерген, В лекарственное средство. При понижении (гипергия) или отсутствии (анергия) реактивности организма возникает иммунологическая толе­рантность к возбудителю. При таких состояниях даже незначительная инвазия микробов и их токсинов обусловливает сепсис и приводит к смертельному исходу вследствие беспрепятственного размножения возбудителя.

Гибель большого числа лейкоцитов в очаге воспаления и в крови приводит к повышенному образованию протеаз. Из-за гиперферментемии происходит общая интоксикация организма. Протеолитические ферменты высокой активности могут вызывать очаговый некроз раз­личных органов и тканей. Участки некроза, обсеменяясь микробами и распадаясь, превращаются в метастатические гнойные очаги. Активиза­ция общего протеолиза ведет к активизации свертывающей и фибринолитической систем крови с возникновением вторичного фибринолиза и ДВС-синдрома, что способствует генерализации гнойного процесса. Часто возбудители сепсиса депонируются в микроциркуляторном рус­ле, обусловливая образование множественных очагов инфекции и фор­мируя нарушение микроциркуляции с ухудшением реологических свойств крови. В результате активируются катаболические процессы, угнетается белоксинтетическая функция печени, что приводит к гипопротеинемии, снижению, угнетению иммунологической защиты и репаративных процессов.

Нарушения энергетического и электролитного обмена выражаются в гиперкатаболизме с развитием метаболического ацидоза. Глубокие из­менения претерпевает углеводный обмен. Снижается толерантность к глюкозе и возникает резистентность к инсулину, что проявляется отно­сительной инсулиновой недостаточностью и гипергликемией.

Интоксикация обусловливает нарушение сердечной деятельности. Поражаются легочная паренхима и система сурфактанта. Развивается сердечная и дыхательная недостаточность, приводящая к тяжелой ги­поксии. Почки перестают справляться с элиминацией бактериальных токсинов, продуктов дезинтеграции тканей и нарушенного метаболиз­ма. Расстраивается реабсорбционная способность почек. Повышается потеря воды и солей. Развиваются тяжелые нарушения водно-электролитного баланса и почечная недостаточность. У большинства больных обнаруживаются признаки инфекционного или иммунного гломерулонефрита, острого интерстициального нефрита, вплоть до гнойного пиелонефрита.

Акушерско-гинекологический сепсис может развиться при занесении микробов из окружающей среды (в основном госпитальных штаммов) или вследствие активизации собственной патогенной или условно-патогенной микрофлоры. Послеродовый и послеабортный сепсис преимущественно раневой.

Первичный септический очаг в большинстве случаев локализуется в матке, внутри которой после родов и абортов образуется обширная ра­невая поверхность. Плацентарная площадка снабжена многочисленны­ми кровеносными и лимфатическими сосудами. При кесаревом сечении очаг инфекции порой образуется в месте рассечения матки и передней брюшной стенки. Септический очаг способен сформироваться вследствие инфицирования разрывов мягких тканей родовых путей. Сепсис экзогенного происхождения нередко развивается при послеродовых гнойно-септических заболеваниях, которые в свою очередь могут воз­никать при попадании микрофлоры из внегенитальных очагов (при гнойном отите, фарингите, аппендиците и др.).

К факторам, способствующим развитию акушерского сепсиса, отно­сятся: эндокринные заболевания; кольпит; экстрагенитаяодййе очаги инфекции; гестоз; кровотечения во время беременности, в родах и в пос­леродовом периоде; сахарный диабет; ожирение; амниотомия; амниоцентез; хирургическая коррекция истмико-цервикальной недостаточности; преждевременное излитие околоплодных вод; длительный безводный период; затяжные роды; многократные влагалищные исследования; акушерские операции; родовые травмы; задержка частей последа в матке; субинволюция матки и лохиометра в послеродовом периоде и др.

По клиническому течению заболевания различают молниеносный, острый, подострый, хронический и рецидивирующий сепсис. Как особая форма хронического сепсиса выделяется sepsis lenta.

По бактериологическому признаку различают сепсис: стафилококовый, стрептококковый, гонококковый, колибациллярный, псевдомонозный, анаэробный, грибковый, смешанный и др. По источнику инфекции выделяют следующие виды сепсиса: раневой, при внутренних болезнях (ангина, пневмония, мастит), послеоперационный и криптогенный. По локализации первичного очага сепсис может быть гинеко криптоихогократные влагалийцш 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 логическим, урологическим, отогенным и др.

По времени развития сепсис бывает ранним, развившимся; до истечения 10-14 дней с момента повреждения, и поздним, развившимся позже 2 нед с момента повреждения. Наконец, по характеру реакции ор­ганизма могут быть нормергическая, гиперергическая и анергическая формы сепсиса.

Специфических патогномоничных симптомов при сепсисе нет. В ря­де случаев гнойная инфекция дает клиническую картину, близкую к таковой при сепсисе. Клиническая картина определяется в основном тре­мя моментами: клиническим течением сепсиса (молниеносный, острый, хронический, рецидивирующий, с метастазами, без метастазов); прог­рессирующей декомпенсацией функции всех органов и систем; комп­лексом симптомов в результате нарушения этих функций.

При молниеносном сепсисе заболевание развивается бурно, приводя к появлению комплекса симптомов буквально за несколько часов, мак­симум через 1-2 дня. При остром сепсисе требуется несколько дней для развертывания полной картины общей гнойной инфекции. При подострой форме симптоматика не бывает яркой, процесс идет медленно, нес­колько недель.

Хрониосепсис характеризуется вялым течением и наличием мало­заметных изменений, которые наблюдаются месяцами. Рецидивиру­ющий сепсис отличается сменой периодов обострений, когда вся симптоматика ярко выражена, и периодов ремиссий, когда нет сколь­ко-нибудь заметной клинической картины. Sepsis lenta — хроническая форма стрептококкового сепсиса, протекает обычно в форме рециди­вирующей болезни с повторными волнами метастазирования; Сепсис с метастазами характеризуется развитием множества гнойников в различных тканях и органах, что сопровождается обострением симп­томатики. Сепсис без метастазов обычно проявляется более тяжело и стабильно. При этой форме не наблюдается ремиссий и вся симпто­матика резко выражена.

Сепсис после родов или абортов протекает в виде септицемии или (в последнее время чаще) септикопиемии. Сепсис может развиваться мол­ниеносно или иметь длительное течение. Многие клиницисты сепсис с молниеносным течением рассматривают как септический шок.

Клиническая картина септицемии характеризуется ранним началом (на 2-3-и сутки после родов). Септйкопиемия чаще всего развивается как следующий этап генерализации инфекции. Сепсис с метастазами Формируется, как правило, после периода первичного инфицирования (Первичного очага) и септицемии; а затем наступает септикопиемия чаще – на 10-17-й день после родов. Степень выраженности отдельных симптомов, характерных для сепсиса, различна. В то же время симтомы всех его форм и фаз почти одинаковы. Они делятся на общие и местные, относящиеся к проявлениям со стороны первичного очага.

Наиболее частыми признаками нарушения деятельности нервной системы являются головная боль, раздражительность, бессонница, уг­нетение нервной системы, помрачение или даже потеря (в тяжелых слу­чаях) сознания. Постоянно повышена температура, которая при сепсисе без метастазов обычно держится в пределах 39-41 °С, а с местазами колеблется более значительно. Важный симптом — сильные ознобы и проливные поты. Характерно снижение массы тела, прогрессирующее ухудшение общего состояния на фоне неадекватного лечения наблюдаются геморрагическая сыпь на коже, бледность кожных покровов с желтушным оттенком, цианоз губ и ногтей.

Со стороны сердечно-сосудистой системы обычно отмечаются: резкое учащение пульса (120-130 ударов в мин), уменьшение его наполнения; снижение артериального и венозного давления; ухудшение сердечной деятельности; повышение ЦВД; признаки перегрузки правых отделов сердца на ЭКГ; трофические и сосудистые расстройства (пролежни, тромбофлебиты, отеки, тромбозы). Быстро прогрессирует ане­мия, значительно увеличивается СОЭ (до 40-65 мм/ч), нарастает лейкоцитоз, имеют место сдвиг лейкоцитарной формулы влево, резкое уменьшение лимфоцитов, снижение тромбина в крови до 45-50%, а у ряда больных — лейкопения, бактериемия. Заметно страдают функции паренхиматозных органов. Нарушается функция почек. Снижается относительная плотность мочи, в осадке появляются белок и форменные элементы. Дыхание ослаблено, тахипноэ (26-30 дыханий в 1 мин). Расстраивается функция печени, нередко с развитием желтухи и явлениями гепатита, обнаруживается спленомегалия. Характерны ухудшение или отсутствие аппетита, сухой обложенный язык, упорные септические поносы, тошнота, рвота.

В последнее время клиническая картина септицемии неоднородна. Она характеризуется наличием выраженной интоксикации с тахикардией и гипотензией, обменными нарушениями. Наряду со стойким повышением температуры тела до 39-41 °С и частыми ознобами наблюдаются клинические формы с постепенным температуры, единичными приступами озноба, значительными перепадами температуры тела в течение суток. Для больных септицемией свойственно относительно быстрое снижение температуры тела и улучшение общего состояния на фоне интенсивной адекватной комп­лексной терапии.

Наиболее важными клиническими признаками септикопиемии яв­ляются: одновременное множественное поражение ряда органов и сис­тем; наличие у больных нескольких гнойных очагов; высокая степень интоксикации; длительное упорное течение заболевания.

Септикопиемия характеризуется более поздним началом, тяжелыми проявлениями интоксикации, чередованием ухудшения состояния с ко­роткими ремиссиями. Наряду с общей интоксикацией имеет место синдром полиорганной и полисистемной недостаточности (матка, лег­кие, печень, почки, сердце, мозговые оболочки, мозг). Множественность поражения — наиболее характерное проявление септикопиемии. При развитии новых гнойных метастазов отмечается ухудшение гемограм­мы, при ремиссии процесса — улучшение показателей крови.

Сепсис вызывает резкие метаболические нарушения и изменяет динамические связи, регулирующие метаболизм в мышцах, печени, жировой ткани, что формирует синдром полиорганной полисистеш ной недостаточности. По тяжести этого синдрома можно судить о степени компенсации процесса у конкретной больной в данный момент времени. Выделяют ряд вариантов патофизиологического состояния синдрома.

Состояние А — нормальный стрессовый ответ, наблюдаемый при компенсированном сепсисе: увеличивается ЧСС, сердечный индекс бо­лее 4 л/мин, повышается индекс потребления кислорода. Это симпатический адаптационный ответ. Метаболических нарушений нет. Дыха­тельная недостаточность выражена минимально.

Состояние В характеризуется симпатической адаптацией и гиперди­намическим ответом (повышение частоты сердечных сокращений и сердечного индекса), которые уже не способны удовлетворить потреб­ности периферических тканей. Потребление кислорода снижается, Уменьшается артериовенозная разница по кислороду, возникает метабо­лический ацидоз. Развиваются компенсаторная одышка и респираторный алкалоз.

При состоянии С появляется дыхательная недостаточность, организм уже не может самостоятельно регулировать метаболические про­цессы, вследствие чего возникает респираторный ацидоз. Наконец, яри состоянии В формируется первичная сердечная недостаточность со снижением сердечного индекса, артериальной гипотонией и ацидозом.

Высокий сердечный выброс отражает симпатическую адаптацию к снижению общего периферического сопротивления, что является необходимым условием выживания. В норме величина сердечного выброса составляет 5,6 л/мин. При сепсисе у больных в состоянии А и особенно в состоянии В величина сердечного выброса превышает 8 л/мин. Такой уровень работы сердца сохраняется длительное время, что резко увеличивает энергетические потребности миокарда. Поэтому при сепсисе не­редки: сердечная недостаточность, синдром низкого сердечного выброса, характерный для финальных стадий сепсиса.

В редких случаях после родов наблюдается латентная септицемия – хрониосепсис. Клинические симптомы этой формы — субфебрилитет, общая слабость, головная боль, головокружение, сонливость, повышенное потоотделение, иногда жидкий стул. В крови наблюдается умеренный лейкоцитоз, увеличение СОЭ. В большинстве случаев из крови высевается стафилококк. Решающее значение в развитии хронического септического процесса принадлежит снижению иммунологической активности.

Диагноз сепсиса ставят на основании клинической картины, тщательного обследования больной и результатов лабораторных исследований. При этом необходимо учитывать следующие данные: темп развития болезни; прогрессирование ухудшения общего состояния; большую выраженность общих проявлений по сравнению с незначительными местными изменениями в первичном очаге (послеоперационная рана, эндометрит, мастит и др.); высокую лихорадку гектического или постоянного характера с ознобами и проливными потами; тяжелое состояние больной даже на фоне активного лечения; нарушение деятельности сердечно-сосудистой системы; расхождение частоты пульса и те (частый пульс при небольшом повышении температуры); прогрессирующую потерю массы тела; наличие септической раны; прогрессирующую анемизацию; значительное увеличение СОЭ при незначительном лейкоцитозе; нейтрофилез со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, лимфопению; нарушение функции почек (низкая относительная плотность мочи, в осадке — белок, цилиндры, форменные элементы); иктеричность кожи, склер и увеличение печени; периодические поносы; рано развивающиеся трофические нарушения (пролежни); бактериемию (высеваемость из крови микроорганизмов составляет 75-80%, отрицательные результаты не исключают диагноза сепсиса); септические кровотечения. Специфических лабораторных тестов для выявления сепсиса не существует. Бактериемию же на фоне лечения антибиотиками удается определить лишь у 15-29% больных.

Дифференциальный диагноз сепсиса необходимо проводить с острой гнойной интоксикацией, гнойно-резорбтивной лихорадкой, тифом, милиарным туберкулезом, бруцеллезом, тяжелыми формами малярия. На сепсис указывают полиморфизм возбудителя, неопределенность инкубационного периода и местных специфических изменений. При гнойной интоксикации и гнойно-резорбтивной лихорадке симптоматика полностью зависит от местного очага. Его вскрытие или удаление при­водит к полной и быстрой ликвидации общих симптомов. В то же вре­мя при сепсисе вскрытие гнойников хотя и улучшает общее состояние больной, но общие септические симптомы сохраняются.

При макроскопическом исследовании отмечаются дряблость парен* химатозных органов, умеренное их полнокровие или, наоборот, бледность. Селезенка резко увеличена, с обильным соскобом пульпы. Лимфоузлы, миндалины, пейеровы бляшки набухшие. На слизистой органов желудочно-кишечного тракта нередки многочисленные кровоизлияния, эрозии, изъязвления. Надпочечники увеличены, корковый слой их расширен. Слизистые и серозные оболочки полнокровны, с кровоизлияниями. При микроскопическом исследовании в паренхиматозных органах наблюдаются явления белковой и жировой дистрофии, очаги некробиоза и некроза клеток. В селезенке, лимфоузлах и лимфоидном аппарате кишечника имеют место скопление и активизация иммунокомпетентных клеток (лейкоцитов, макрофагов, плазматических клеток, гистиоцитов). Для капилляров коркового слоя надпочечников характерны полнокровие и стаз. Часть клеток коры в состоянии цитолиза. Вилочковая железа претерпевает инволюцию. Изменения в эндокринных органах. Зависят от фазы развития процесса (компенсация или декомпенсация).

Метастатические абсцессы формируются периваскулярно, около сосудов, содержащих септический эмбол, сопровождаются явлениями гнойного васкулита, периваскулита и капиллярита. В зоне септический инфарктов (в легких, почках, селезенке) ясно различимы эмболы в артерии и скопление микрофлоры в некротизированной расплавленной лейкоцитами ткани. Некоторые особенности различных видов сепсиса зависят от типа возбудителя. Для стафилококкового сепсиса характерно наличие множества метастатических абсцессов желтого цвета, до 5-6 см в диаметре, локализованных под плеврой в легких, под капсулой почек, в сердце, мышцах, головном мозге и других органах.

Кроме того, возникают септические инфаркты, гнойные серозиты, диффузные воспалительные процессы в паренхиматозных органах и метастатические подкожные абсцессы.

Стрептококковый сепсис нередко проявляется в виде молниеносной формы септицемии. Он характеризуется резкими дистрофическими из­менениями органов, гиперплазией пульпы селезенки, язвенным эндо­кардитом с преимущественным поражением митрального и аортально­го клапанов. Среди тромботических и некротических масс, покрывающих язвенный дефект, определяются колонии стрептококков. Рубцевание язв сопровождается сморщиванием клапанов и формирова­нием порока.

Синегнойный сепсис — результат суперинфекции у ослабленных больных. Протекает в виде острой или подострой септикопиемии с прогрессирующими нагноительно-деструктивными процессами в пер­вичном септическом очаге. В некротизированной ткани очага образует­ся фибрин, развиваются некротические васкулиты, лимфадениты и лимфангиты. Метастатические очаги — мелкие, зеленоватые, окружены красноватым ободком. При гистологическом исследовании становится ясно: они представляют собой очаг некроза, окруженный тонким демар­кационным валом и зоной кровоизлияний. В центре очага находятся скопления грамотрицательных палочек.

При сепсисе, обусловленном протейной инфекцией, рана покрыта вялыми бледными водянистыми грануляциями с неприятным запахом. Метастатические очаги в мозге, легких, почках, подкожной клетчатке имеют центральные участки некроза.

Колисепсис обычно протекает по типу септицемии. Его особенности — парез кишечника, геморрагическая сыпь на коже, истощение, диффуз­ные капилляростазы, пролиферативно-инфильтративные процессы в межуточной ткани органов.

Анаэробный сепсис характеризуется желтушной окраской кожи с бронзовым оттенком, образованием метастатических очагов в подкож­ной жировой клетчатке; наблюдаются явления гемолиза, миолиза, вос­палительные и дегенеративно-некротические изменения во внутренних органах.

При грибковом сепсисе чаще отмечается септикопиемия с абсцесса­ми в легких, головном мозге и других органах. При аспергиллезе имеют место аспергилломы — опухолевидные образования в легких, состоя­щие из плотных сплетений грибка.

К хроническим формам сепсисаотносят стафилококковый сепсис и sepsis lenta. Хронический стафилококковый сепсис протекает обычно в форме рецидивирующей болезни сповторными волнами метастазиро-вания, отличается временной разнотипностью очагов. 5ерsis lentа — хро­ническая форма стрептококкового сепсиса с наличием полипозно-язвенного эндокардита митральной) и аортального клапанов, резкого увеличения (в 2-3 раза) селезенки. В органах и нервной системе наблю­даются васкулиты с явлениями альтеративного воспаления, множест­венный тромбоз и эмболии, нередко с развитием инфарктов и некроза.

При сепсисе, возникающем в условиях массивной антибиотикотера-пии, течение заболевания волнообразное, пролонгированное. Уменьша­ется количество гнойных метастазоз и степень дистрофических измене­ний в органах. Значительно снижайся выраженность альтеративного и экссудативного компонентов воспаления в стенке сосудов, преобладают продуктивные процессы, приводящие к склерозированию.

Общие принципы лечения сепсиса предусматривают борьбу с ин­фекцией и интоксикацией, активизацию защитных сил организма, нор­мализацию нарушенных функций отдельных органов и систем, воздей­ствие на очаг инфекции.

Основа успеха комплексной терапии сепсиса — ликвидация очага инфекции. При наличии первичного очага в матке необходимо придер­живаться активной тактики. При септикопиемии, если на фоне компле­ксной интенсивной терапии состояние больной не улучшается в тече­ние 2-3 суток, производят гистерэктомию с удалением маточных труб. Экстирпация матки показана при перитоните после кесарева сечения, неэффективной консервативной терапии септического шока, некроти­ческом эндометрите. При кровотечении из матки гистерэктомию вы­полняют немедленно. В стадии сеигшсопиемии удаление матки не всег­да дает выраженный эффект, так как возникшие вторичные очаги поддерживают септический процесс. Однако без удаления матки выздо­ровление при этой форме сепсиса сомнительно.

Если первичный очаг представляет собой мастит, гнойник промеж­ности, постинъекционный абсцесс, показано хирургическое вмешатель­ство с эвакуацией гноя, иссечение* некротизированной ткани. При тя­желом рецидивирующем мастите с интоксикацией, недостаточной эффективностью интенсивной терапии следует прекратить лактацию путем назначения парлодела или сочетанным применением эстрогенов с андрогенами.

Выбор антибактериальных средств определяется характером и чувствительностью микрофлоры. Наряду с антибиотиками целесооб­разно назначать метронидазол.

При отсутствии условий для быстрой идентификации возбудителя и определения его чувствительности к антибиотикам назначают препара­ты, воздействующие как на грамположительную, так и на грамотрицательную микрофлору. При этом необходимо учитывать, что среди госпи­тальной инфекции в последнее время преобладает грамотрицательная флора. Следует принимать во внимание особенности первичного очага инфекции. Если заболевание началось с послеродового эндометрита, применяют антибиотики, воздействующие на кишечную палочку и про­тей. При первичном очаге в молочной железе (мастит) антибиотиками выбора считают препараты, эффективные против госпитальных штам­мов золотистого стафилококка. У больных с тяжелым и затяжным тече­нием сепсиса высока вероятность анаэробной инфекции.

При антибиотикотерапии сепсиса, как и других тяжелых проявле­ний бактериальной инфекции, необходимо учитывать возрастание час­тоты выделения антибиотикоустойчивых штаммов возбудителей забо­левания.

Антибиотикотерапия сепсиса имеет ряд особенностей. Обычно сред­ства назначаются в максимальных дозах, как правило, показана комби­нация двух и более антибиотиков (с разным спектром действия) с од­ним из химических антисептиков. Антибактериальная терапия должна проводиться под контролем чувствительности микрофлоры. Для этого посевы крови повторяют каждые 5-7 дней. Всегда сочетают местный (внутриматочный, внутрибрюшинный) и общие (внутримышечный, внутривенный, внутриартериальный) пути введения антибиотиков. Продолжительность курса антибиотикотерапии определяется состоя­нием больной. Лечение продолжают до полного клинического выздо­ровления и двух отрицательных посевов крови. При использовании ударных доз антибиотиков чаще и быстрее происходит аллергизация, развиваются дисбактериоз и кандидоз, появляются токсические реак­ции (нефро-, гепато- и ототоксический эффект). В результате дисбактериоза создаются условия для возникновения суперинфекций. Из них большое значение имеет суперинфекция, вызванная протеем, синегнойной палочкой, стафилококками, грибами (Candida albicans).

Важный компонент комплексной терапии сепсиса — адекватная инфузионно-трансфузионная терапия, осуществляемая с целью дезинтоксикации, поддержания ОЦК, устранения анемии, гипопротеинемии, коррекции нарушений водно-электролитного, коллоидно-осмотическо­го, энергетического баланса со стимуляцией диуреза. Для ликвидации острой гипопротеинемии и гипоальбуминемии, развившихся вследствие «септического аутоканнибализма», применяют растворы плазмы, проте­ина и альбумина; для повышения коллоидно-осмотического давления — растворы крахмала и декстранов, которые улучшают реологические свойства крови; из кристаллоидов — 10% раствор глюкозы с инсулином и калием, лактосол, раствор Рингера, 4% раствор гидрокарбоната натрия. В зависимости от конкретных нарушений электролитного баланса с целью коррекции добавляют рассчитанное количество недостающих ка­тионов и анионов.

Инфузионно-трансфузионная терапия при сепсисе имеет сущест­венные особенности. Она проводится под контролем функции почек и коллоидно-осмотического давления крови (не ниже 14 мм рт.ст.). Сочетанное снижение коллоидно-онкотического давления и осмолярности у больных сепсисом создает условия для развития интерстициального отека легких, миокарда и мозга. Поэтому при проведении инфузионной терапии, особенно растворами кристаллоидов, нужна большая осторож­ность.

Общеукрепляющая терапия включает: хороший уход, полноценное питание с большим содержанием витаминов, применение анаболичес­ких стероидных гормонов, дополнительную витаминотерапию, парен­теральное питание.

При остром сепсисе показаны средства пассивной иммунизации (противостафилококковая антиколибациллярная плазма, противостафилококковый гамма-глобулин, лейкоцитная масса от иммунизирован­ных доноров или реконвалесцентов). Средства активной иммунизации (анатоксины, аутовакцины) применяют при хроническом сепсисе или в период выздоровления при остром сепсисе.

Терапию глюкокортикоидами используют при недостаточности ко­ры надпочечников, возникновении аллергических реакций, склонности к гипотензии, для профилактики септического шока, при осложнении сепсиса бактериально-токсическим шоком (в 1-е сутки назначают преднизолон — до 500-800 мг, а затем по 150-250 мг в течение 2-3 дней). Учитывая высокий уровень кининогенов при сепсисе и роль кининов в нарушении микроциркуляции, в комплексную терапию сепсиса вклю­чают ингибиторы протеолиза (гордокс — 20 000-30 000 ЕД в сутки или контрикал — 40 000-60 000 АТРЕ в сутки). В комплекс лечения боль­ных входят также сердечные гликозиды, гепарин (до 20 000 ЕД в сутки), антипиретики, антиагреганты (дипиридамол, ксантинола никотинат), салуретики. При лечении сердечно-легочной недостаточности эффек­тивны сеансы гипербарической оксигенации, периодическая вспомога­тельная вентиляция легких, кислородотерапия, при необходимости — искусственная вентиляция легких в связи с нарастающей легочной не­достаточностью.

В комплексное лечение необходимо включать десенсибилизирую­щие антигистаминные препараты — супрастин, димедрол, дипразин. Они предупреждают развитие циркуляторного коллапса, септического и анафилактического шока. Показаны седативные средства — валериа­на, пустырник и др. В симптоматическую терапию должны входить обезболивающие и спазмолитические препараты.

При возникновении эмпиемы легких или плевры, карбункула почки, абсцесса печени, гнойного менингоэнцефалита, септического эндокар­дита больные нуждаются в специализированной помощи, которая осу­ществляется совместно со смежными специалистами в специализиро­ванном отделении многопрофильной больницы, где обеспечена возможность участия последних. Лечение в этих случаях проводят по принципам общей гнойной хирургии, т.е. вскрывают и дренируют гной­ники на фоне общего лечения. Прогноз при сепсисе, несмотря на приме­няемую комплексную терапию, остается весьма серьезным. При разви­тии таких осложнений, как септический шок и(или) синдром полиорганной полисистемной недостаточности, прогноз значительно ухудшается.

Профилактика акушерско-гинекологического сепсиса заключается в предупреждении послеродовых заболеваний и внебольничных абор­тов.

В женской консультации выявляют беременных, относящихся к группе высокого риска возникновения послеродовых инфекционных заболеваний, или уже заболевших, и проводят соответствующие профи­лактические и лечебные мероприятия. В родах необходимы предупреж­дение преждевременного излития околоплодных вод, развития дли­тельного безводного периода, ограничение числа влагалищных исследований, особенно при отсутствии плодного пузыря, ранняя пол­ноценная обработка разрывов мягких тканей родовых путей. При высо­ком риске инфицирования после проведения акушерских операций назначают профилактические курсы антибактериальной терапии. Эф­фективной профилактикой является своевременное хирургическое ле­чение гнойных заболеваний.

Анаэробной инфекцией называется своеобразно протекающий пато­логический процесс, вызываемый анаэробными клостридиями. Для анаэробного сепсиса характерны отсутствие воспалительной реакции, прогрессирование отека, газообразование, омертвение тканей, тяжелая интоксикация, обусловленная бактериальными токсинами и продукта­ми распада тканей.

Это заболевание встречается почти исключительно при криминаль­ных вмешательствах во время беременности. Возбудители его — клостридии, из которых наибольшее значение имеют: Clostridium perfringens, С1.oedematiens, С1.septicus, С/. hystoliticus. Последняя клостридия — тканерасплавляющий анаэроб — редко самостоятельно вызывает газовую гангрену, а в сочетании с другими приводит к быстрому расплавлению тканей и тяжелой интоксикации.

Основная предпосылка для развития анаэробной инфекции — нали­чие мертвых и омертвевающих тканей. Попавшие в рану анаэробы на­чинают быстро размножаться и выделять токсины. Токсическое влия­ние быстро размножающихся анаэробов приводит к повреждению и последующей гибели здоровых тканей, которые таким образом тоже превращаются в питательную среду.

Инфекция может быть ограничена плодным яйцом или маткой. При распространении ее на стенку матки развивается гангрена мышечных волокон с последующим разрушением омертвевшей ткани. Богатство мышц гликогеном делает их особенно благоприятной средой для анаэ­робов. Чаще всего поражаются отдельные участки стенки матки, реже — весь миометрий. При гангрене матки, распространяющейся до серозно­го покрова, в брюшной полости образуется серозно-кровянистый выпот и развиваются явления перитонита.

В воздействии анаэробных микробов на ткани выделяют две фазы: 1) токсический отек; 2) газообразование, гангрена мышц и соединитель­ной ткани.

При воздействии токсинов стенки сосудов в ране становятся прохо­димыми для плазмы и части форменных элементов. Это приводит к раз­витию отека, который быстро увеличивается в связи со спазмом сосу­дов, вызванным токсинами. Отек есть реакция тканей на влияние микробных токсинов. Нарастание отека, а также образование газа вызывают повышение внутритканевого давления, сдавление лимфатических и кровеносных сосудов, нарушение кровообращения и развитие ише­мии, результат которой — гибель тканей (некроз). В мертвых тканях бурно размножаются анаэробы, процесс быстро прогрессирует.

Общая анаэробная инфекция проявляется главным образом токсе­мией. Распространение анаэробной инфекции при анаэробном сепсисе происходит сначала по лимфатическим путям, а затем уже микробы проникают в кровеносное русло. Бурное течение патологического про­цесса ведет организм к гибели, если быстро не принять соответствую­щие меры.

Клинически выделяют две формы анаэробной инфекции: молние­носную, которая развивается в течение нескольких часов, протекает бурно и заканчивается летально, и острую, к которой относятся все ос­тальные случаи анаэробной газовой инфекции.

В соответствии с патологоанатомической классификацией выделя­ют следующие формы анаэробной гангрены: эмфизематозную (класси­ческую), отечную (токсическую), смешанную, некротическую, флегмонозную и тканерасплавляющую.

Инкубационный период продолжается от 1 до 7 дней. Чем раньше развивается анаэробная инфекция, тем обычно тяжелее ее течение.

Клиническая картина характеризуется проявлением местных и об­щих симптомов. Боли в области локализации очага инфекции, учаще­ние пульса, отек (увеличение объема матки), повышение температуры тела, изменение психики больной (беспокойство, возбуждение или, на­оборот, угнетение) — самые ранние признаки анаэробной инфекции. При местных формах (инфекция ограничена содержимым матки или стенкой матки) наблюдается лихорадка и другие проявления послеро­дового заболевания. Характерны выделение из полости матки газа (без запаха) или отхождение тканей, пронизанных пузырьками газа, боль и крепитация при пальпации матки, обнаружение газа при рентгенологи­ческом ее исследовании.

Гнилостный запах лохий, их малиновый цвет указывают на прогрессирование анаэробной инфекции. Уменьшение содержания экссудата — неблагоприятный прогностический признак. Наоборот, увеличение ко­личества отделяемого, его серозный характер расцениваются как пока­затель остановки развития анаэробного процесса. Переход серозного экссудата в гнойный свидетельствует о присоединении вторичной гной­ной инфекции.

Сочетание триады таких симптомов, как боль, высокая температура, увеличение объема матки, относят к ранним симптомам анаэробной инфекции; однако в тяжелых случаях указанная триада иногда отсутствует (в частности, болевой симптом). Патология прогрессирует быстро. Общее состояние больной ухудшается. инфекции сопровождается выраженной интоксикацией и обезвоживанием организма. Это проявляется сухостью кожи и слизистых оболочек, их иктеричностью, учащением пульса, увеличением содержания лейкоцитов с относительной или абсолютной лимфопенией, моноцитопенией и токсической зернистостью нейтрофилов. Появляются юные нейтрофилы, плазматические клетки, весьма возрастает количество палочкоядерных лейкоцитов. Отмечается значительное снижение общего белка (до 38-40 г/л), повышение уровня трансаминаз общего билирубина. Последние показатели в сочетании с увеличением размеров печени свидетельствуют о развитии точности.

Заболевание в начальной стадии протекает с явлениями тяжелой интоксикации или септического шока. Характерна триада признаков зависящих в первую очередь от происходящего при газовой инфекции распада эритроцитов и развития гемолитической анемии. В крови наблюдается гемоглобинемия, гипербилирубинемия, в моче – гемоглобинурия. Эти изменения клинически проявляются в виде триады Нюрен-берга: бронзовая или шафрановая окраска кожных покровов; темный цвет мочи (цвет мясных помоев); темно-коричневый цвет плазмы крови (лаковая кровь). В данной стадии заболевание нередко заканчивается летальным исходом. После начальной стадии наступает следующая острая почечная недостаточность. Развивается нефрит с образованием гемоглобиновых цилиндров. Количество мочи резко уменьшается вплоть до анурии. Больная может погибнуть не только в олигурической фазе, но и в полиурической в результате развившегося ацидоза. Длительность заболевания — от 1-2 дней до нескольких недель. Смертность в настоящее время остается очень высокой.

Анаэробная инфекция может развиться как вторичная. В подобных случаях заболевание формируется незаметно, без характерных симптомов. В клинической картине нередко преобладают симптомы, обусловленные действием других микробов. Вторичная анаэробная инфекция – более грозное осложнение, чем первичная, и характеризуется более высокой летальностью.

Своевременное распознавание анаэробной инфекции — весьма важ­ный фактор, ибо от него зависит эффективность лечебных мероприятий. Тщательное наблюдение за больной, изучение клинических и лаборатор­ных данных позволяют своевременно заподозрить анаэробную инфек­цию. Ранним симптомам ее необходимо уделять самое серьезное внима­ние. Присутствие газа, определяемого пальпаторно (крепитация при пальпации матки), делает диагноз бесспорным. Образуется газ в началь­ном периоде заболевания, как правило, в глубоких тканях и трудно выяв­ляется клинически. Для обнаружения его, а также отека мягких тканей ис­пользуют УЗИ или рентгенологический метод. Бактериологическое исследование для срочной диагностики значения не имеет, так как про­должается в течение нескольких суток, но его результаты могут быть ис­пользованы для коррекции специфической терапии. Бактериоскопия маз­ков-отпечатков, окрашенных по Граму, позволяет убедиться в наличии крупных грамположительных палочек, что служит ориентировочным признаком для диагностики при соответствующей клинической картине.

Характерны желтушная окраска кожи с бронзовым оттенком, метаста­тические очаги в подкожной клетчатке. Наблюдаются явления гемолиза, миолиза, воспалительные и дегенеративно-некротические изменения во внутренних органах. В первичном очаге происходят прогрессирующие деструктивно-некротические процессы.

В соответствии с патологоанатомической картиной различают ряд форм анаэробной гангрены.

Эмфизематозная форма характеризуется преобладанием в тканях газа над отеком, основным возбудителем ее является С1. perfringens.

Отечная форма отличается резким токсикозом, преобладанием оте­ка тканей над газообразованием, возбудитель — Cl. oedematiens..

Смешанная форма вызывается ассоциациями токсических и газооб­разующих анаэробов. Отек и эмфизема развиваются параллельно.

Некротическая форма характеризуется распадом тканей. Наиболее часто возбудителем ее является Cl. sporogenes. Эта форма встречается реже предыдущих.

Флегмонозная форма протекает обычно в комбинации с нагноением и имеет тенденцию к быстрому распространению. Эмфизема и отек вы­ражены слабее.

Тканерасплавляющая форма встречается редко, протекает исключи­тельно бурно и тяжело.

Скопление микробов, распад ткани и образование пузырьков газа в паренхиматозных органах (обнаруживаемые на вскрытии) происходят в атональном периоде или после смерти больной.

Учитывая высокую контагиозность клостридиальной инфекции, больных, у которых выявлено заболевание или подозревается анаэроб­ная инфекция, следует изолировать в отдельном помещении со строгим противоэпидемическим режимом.

Комплексное лечение больных анаэробной инфекцией имеет следу­ющие задачи: остановить распространение процесса; купировать всасы­вание токсинов и ликвидировать имеющуюся интоксикацию; нормали­зовать нарушенные функции органов и систем; активизировать иммунобиологические силы.

Все применяемые при лечении анаэробной инфекции мероприятия делят на три группы: специфические, хирургические, неспецифические. Специфическое лечение состоит в применении смеси антигангреноз­ных сывороток. Наряду с внутривенным обязательно внутримышечное введение 5-8 доз антигангренозной сыворотки для создания в организ­ме депо антител. При необходимости сыворотку вводят повторно. Ког­да установлен Возбудитель заболевания, вводят только одноименную сыворотку. Перед ее введением делают пробу на индивидуальную чувствительность к белку. При отрицательной внутрикожной пробе вводят 0,1 мл сыворотки подкожно, а при отрицательной реакции через 30 мин вводят лечебную дозу сыворотки внутривенно капельно или внутримышечно.

Хирургическое лечение заключается в ранней экстренной радикаль­ной операции. Оптимальный объем операции — экстирпация матки с трубами. Выскабливание матки или вакуум-экстракцию можно исполь­зовать лишь в том случае, если инфекция ограничена содержимым мат­ки. При этом высока вероятность септического шока.

Неспецифическая терапия включает энергичную дезинтоксикацию обильным (до 4 л в сутки) введением жидкостей (полиионные раство­ры, раствор глюкозы), переливание кровезаменителей дезинтоксикационного действия и нормализующих микроциркуляцию/белковых кро­везаменителей, обильное питье.

Эффективно использование в комплексной терапии гипербаричес­кой оксигенации, плазмафереза и других методов детоксикации.

Успех лечения определяется ранней диагностикой заболевания, ис­пользованием комплекса хирургических и терапевтических средств и безукоризненным уходом за больной. Прогноз сомнительный. Профи­лактика заключается в борьбе с криминальными вмешательствами во время беременности. Специфические методы профилактики (введение противогангренозной сыворотки и антигангренозных бактериофагов) в акушерско-гинекологической практике не используются.

Мастит — воспаление паренхимы и интерстиция молочной железы. Это заболевание — одно из наиболее частых осложнений послеродово­го периода. Частота возникновения послеродовых маститов составляет 1,5-6% по отношению к числу родов. Две трети различных случаев гнойно-воспалительных процессов в послеродовом периоде приходится на долю мастита. Увеличение частоты возникновения маститов объяс­няется изменением видового состава возбудителей гнойной инфекции, их антигенных свойств и антибиотикорезистентностыо.

Обычно мастит развивается с одной стороны. Двусторонний процесс встречается редко. Из всех случаев маститов 70% приходится на перво­родящих, 27% — на повторнородящих, 3% — на многорожавших. Воз­растание заболеваемости маститом у женщин старше 30 лет обусловле­но увеличением количества первых родов в этом возрасте.

Возбудителем мастита чаще всего является стафилококк. У 82% боль­ных при посеве гноя стафилококк выделяется в чистом виде, у 11% — в ас­социациях с Е.соli и стрептококком, у 3,4% выявляется Е.соli в монокуль­туре, у 2,4% — стрептококк, редко встречаются протей, грибы. Источник инфекции — носители возбудителей и больные со стертыми формами гнойно-воспалительных заболеваний из числа окружающих лиц, от кото­рых микробы распространяются через предметы ухода, белье и т.д. Важ­ную роль в возникновении мастита играет госпитальная инфекция.

Чаще всего входные ворота для инфекции — трещины сосков. Воз­можно интраканаликулярное распространение возбудителей при корм­лении грудью и сцеживании молока. Реже происходит распространение инфекции гематогенным и лимфогенным путем из эндогенных очагов. Способствовать возникновению и развитию заболевания могут нали­чие сопутствующей экстрагенитальной патологии, снижение иммунореактивности организма, осложненные роды, особенно первые, различ­ная патология в послеродовом периоде.

Маститу во многих случаях предшествует нарушение оттока молока с развитием лактостаза, что наблюдается при недостаточности млечных протоков у первородящих, аномалиях развития сосков, нарушениях функции молочной железы. При наличии микробов молоко в расши­ренных молочных ходах сворачивается, стенки протоков отекают, что еще больше способствует застою молока. Все эти моменты являются факторами, способствующими попаданию микробов в ткань молочной железы и обусловливающими начало и развитие мастита

В зависимости от локализации воспалительного процесса выделяют следующие виды мастита: паренхиматозный, характеризующийся преи­мущественным поражением паренхимы молочной железы; интерстициальный, с преимущественным поражением интерстициальных отделов; галактофорит — воспаление молочных протоков; ареолит — воспаление желез околососкового кружка.

Различают острые и хронические маститы. Для практических целей наиболее приемлема клиническая классификация острых маститов с учетом течения воспалительного процесса: серозный (начинающийся), инфильтративный, гнойный и гангренозный. В свою очередь гнойный мастит может быть инфильтративно-гнойным (диффузный, узловой), абсцедирующим (фурункулез ареолы, абсцесс ареолы, абсцесс в толще железы, абсцесс позади железы — ретромаммарный) и флегмонозным (гнойно-некротический).

В группе хронических маститов различают гнойную и негнойную формы. Хронический гнойный мастит встречается довольно редко, ча­ще всего он — следствие неправильно леченного острого мастита. Ха­рактеризуется образованием мелких абсцессов с выраженной индурацией окружающих тканей. В редких случаях возможно развитие первично-хронического мастита. К негнойной форме хронического мас­тита относят плазмоклеточный перидуктальный мастит, при котором определяются инфильтраты, имеющие большое число блуждающих плазматических клеток вокруг млечных протоков.

Клиническая картина мастита в различных фазах имеет свои особен­ности. Для типичной клинической формы серозного мастита характерно острое начало обычно на 2-3-4-й неделе послеродового периода, т. е. после выписки родильницы из стационара. Температура тела быстро по­вышается до 38-39 °С, сопровождается познабливанием или ознобом. Развиваются общая слабость, разбитость, возникает головная боль, боль в молочной железе. Во время осмотра отмечается едва заметное увеличение молочной железы при полном сохранении ее контуров. Кожа не из­менена. При сравнительной пальпации можно отметить несколько боль­шую упругость и диффузную болезненность пораженной молочной же­лезы. В этой фазе особенно опасен застой молока, который приводит к венозному стазу и способствует быстрому переходу серозного мастита во вторую фазу. Острый застой молока часто предшествует воспалитель­ному процессу. Нагрубание молочных желез, протекающее с повышени­ем температуры, следует считать серозной формой мастита.

При неадекватной терапии начинающийся мастит в течение 2-3 дней переходит в острую инфильтративную форму. Появляются ознобы, в же­лезе образуется резко болезненный инфильтрат с неясными границами, вся железа значительно увеличивается, кожа над ней краснеет, СОЭ попытается до 30-40 мм/ч, лейкоцитоз нарастает до 10-20Х10 9 /л. Усили­ваются чувство напряжения и боль в молочной железе, появляются го­ловная боль, бессонница, слабость, потеря аппетита. Подмышечные лимфатические узлы увеличиваются и становятся болезненными. При пальпации инфильтрата обычно не удается заметить очаги размягчения, флюктуации.

Если общая и местная терапия не останавливает процесс и не спосо­бствует его обратному развитию, возникает абсцедирующая форма мастита. Все клинические признаки прогрессируют: СОЭ достигает 50-60 мм/ч, количество лейкоцитов — 15-1бхЮ 9 /л, гемоглобин сни­жается до 80-90 г/л, усиливается озноб, продолжается лихорадка. Наблюдается гиперемия кожи молочной железы, расширение подкож­ных вен, появляется лимфаденит. При нагноении инфильтрата опреде­ляется флюктуация.

Для флегмонозной формы характерны резкое ухудшение общего состояния, повышение температуры до 38-40 °С, ознобы. Усиливаются симптомы интоксикации. Появляются сухость губ и языка, бессонница, головная боль. Молочная железа увеличена, кожа ее гиперемирована, с участками цианоза. Наблюдаются резкое расширение подкожной ве­нозной сети, лимфангит и лимфаденит. При пальпации железа пастоз­ная, определяется несколько участков флюктуации. Лейкоцитоз дости­гает 17-18хЮ 9 /л, содержание гемоглобина падает до 70 г/л, СОЭ нарастает до 60-70 мм/ч. Лейкоцитарная формула — со сдвигом влево, отмечаются эозинофилия, лимфопения.

Гангренозная форма мастита возникает при несвоевременном обра­щении за медицинской помощью либо при длительном амбулаторном лечении без адекватного контроля за общим состоянием больной и распространением процесса. При гангренозном мастите общее состоя­ние очень тяжелое, температура достигает 40 °С, пульс 110-120 ударов в минуту, слабого наполнения. Кожа бледная, язык и губы сухие. Боль­ная жалуется на слабость, головную боль, бессонницу, отсутствие аппе­тита. Молочная железа увеличена, болезненна, отечна. Кожа над ней от бледно-зеленого до синюшно-багрового цвета, в некоторых местах с пузырями и участками некроза. Сосок втянутый, молока нет, причем почти всегда и в здоровой железе. Регионарные лимфоузлы увеличены, при! пальпации болезненны. Лейкоцитоз составляет 20-25×10 9 /л» в формуле — резкий сдвиг влево, имеет место токсическая зернистость нейтрофилов. Гемоглобин снижается до 40-60 г/л, СОЭ повышается до 70 мм/ч.

В современных условиях для послеродового лактационного мастита характерны следующие особенности: более позднее начало, чаще после выписки из родильного стационара (иногда первые признаки заболева­ния появляются через 4 нед после родов); преобладание инфильтративно-гнойных маститов, протекающих в виде диффузных или узловых форм; затяжное и длительное течение гнойных форм заболевания; уве­личение числа стертых субклинических форм мастита, при которых клинические проявления заболевания не соответствуют истинной тя­жести процесса.

Диагностика основывается на оценке жалоб больной, особенностях клиники и лабораторных данных. Общий анализ крови характеризует­ся лейкоцитозом, нейтрофильным сдвигом, ускорением СОЭ, анемией. Бактериологическое исследование молока и гноя производится до ан­тибактериальной терапии, а также в процессе и после окончания курса лечения. Идентифицируется возбудитель, определяется его чувстви­тельность к антибиотикам. При цитологическом исследовании отмеча­ется значительное увеличение числа лейкоцитов в единице объема мо­лока (более 20 в поле зрения).

При УЗИ наблюдается гомогенная масса инфильтрата в определен­ном участке исследуемой молочной железы. При формировании гной­ного мастита появляется очаг разрежения, вокруг которого тень ин­фильтрата усиливается. В последующем на этом месте визуализируется полость с неровными краями, перемычками.

Дифференциальная диагностика серозной формы мастита и лактостаза проводится на основании клинической картины заболевания. Для лактостаза характерно однократное повышение температуры до 38 °С при общем удовлетворительном состоянии; молочная железа равномерно нагрубает во всех отделах; после сцеживания температура быстро нормализуется; лактация не страдает. Патогномоничным признаком мастита является высевание микроорганизмов из молока. При массивном высевании микробов лактостаз необходимо рассматривать как субклиническую стадию мастита и проводить лечение, как при серозном мастите. В фазе серозного воспаления ткань железы пропитана серозной жидкостью, отмечается скопление лейкоцитов вокруг сосудов. При прогрессировании воспалительного процесса серозное пропитыва­ние сменяется диффузной гнойной инфильтрацией паренхимы молочной железы с мелкими очагами гнойного расплавления, которые в последующем сливаются, образуя абсцессы. Наиболее частая локализация гнойников — интрамаммарная, субареолярная. Иногда при гнойном мастите в результате вовлечения в воспалительный процесс сосудов и тромбирования их наступает некроз отдельных участков железы, развивается гангренозная форма мастита. После опорожнения гнойника и удаления секвестров ткани начинается процесс пролиферации, образуется грануляционная ткань, а затем происходит рубцевание.

В основе хронического гнойного мастита лежит образование мелких абсцессов с выраженной индурацией окружающих тканей. При плазмоклеточном мастите выделяются инфильтраты с большим количест­вом блуждающих плазматических клеток вокруг млечных протоков.

Особенности гнойного процесса железистых органов — незначи­тельная способность к отграничению и стремительное распространение с вовлечением в воспалительный очаг большого количества железистой ткани. У части больных развивается гнойная инфильтрация паренхимы железы (апостематозный мастит), что быстро приводит к некрозу пора­женных участков железы и образованию больших секвестров. Иногда наблюдается гнилостное поражение молочной железы, сопровождаю­щееся септической реакцией.

Лечение проводят с учетом формы мастита. Его следует начинать как можно раньше, с появлением первых признаков заболевания. При отсутствии гнойного воспаления рекомендуется комплексное консерва­тивное лечение, при гнойных маститах — оперативное вмешательство. При появлении признаков застоя молока железе создают состояние по­коя, придают возвышенное положение с помощью поддерживающего, но не сдавливающего ее бюстгальтера. Для улучшения опорожнения железы используют молокоотсос, назначают окситоцин 1 мл (5 ЕД). Предварительно за 20-30 мин перед инъекцией окситоцина рекоменду­ется ввести 1-2 мл 2% раствора но-шпы внутримышечно.

При развитии мастита грудное вскармливание временно прекраща­ют. Показания к подавлению лактации у больных маститом при его тя­желом течении и резистентности к проводимой терапии следующие: быстро прогрессирующий процесс — переход серозной стадии в инфильтративную в течение 1-3 дней на фоне активного комплексного лечения; гнойный мастит с тенденцией образования новых очагов пос­ле хирургического вмешательства; вялотекущий, резистентный к тера­пии гнойный мастит (после хирургического лечения); флегмонозный и гангренозный мастит; мастит на фоне заболеваний других органов и систем. Для подавления лактации используют препарат, ингибирующий секрецию пролактина, — парлодел (бромокриптин). При неусто­явшейся лактации его применяют в течение 4-5 дней по 1 таблетке 2 раза в день; при развившейся лактации лечение проводят в течение 7-14 дней.

Основной компонент в комплексной терапии послеродового масти­та — антибиотики. При гнойном мастите их назначение сочетается со своевременным хирургическим вмешательством. В таких случаях целе­сообразно использовать цефалоспорины, сочетание синтетических антибиотиков с метронидазолом.

Упорная резистентность гнойного мастита позволяет предполагать наличие анаэробной микрофлоры и применять метронидазол в сочет­нии с вышеперечисленными антибиотиками. Повысить эффективность лечения можно сочетанным использованием антибиотиков и полива­лентного стафилококкового бактериофага. В комплексной терапии мастита важное место занимают средства, повышающие специфическую иммунологическую реактивность и неспецифическую защиту организма. Эффективен антистафилококковый гамма-глобулин по 5 мл (100 МЕ) через день внутримышечно, на курс — 3 инъекции. Применяют антистафилококковую плазму (по 100-200 мл внутривенно), адсорбированный стафилококковый анатоксин (по 1 мл с интервалом 3 дня, на курс 3 инъекций).

Инфузионную терапию проводят всем больным при наличии интоксикации. В комплексной терапии используют антигистаминные препа­раты — супрастин, димедрол, дипразин; анаболические стероидные гор­моны ретаболил, неробол. При резистентных к терапии формах, склонности к гипотонии и угрозе развития септического шока показаны глкжокортикоиды.

Физические методы лечения применяют дифференцированно. При серозном мастите используют микроволновую терапию дециметрового или сантиметрового диапазона, ультразвук, УФО; при инфильтративном мастите — те же физические методы, но с увеличением тепловой нагрузки. После хирургического лечения гнойного мастита назначают внутрисосудистую УФО- и лазеротерапию, электрическое поле УВЧ в слаботепловой дозе.

При гнойном мастите показано оперативное лечение. Операция должна выполняться в операционной в стационарных условиях. Необ­ходимо производить широкое вскрытие гнойного очага с минимальным травмированием молочных протоков. Наиболее часто применяют ради­альный разрез — от границы околососкового кружка к периферии, а за­тем тупым путем разрушают перемычки между пораженными дольками, эвакуируют гной, удаляют некротические ткани, в рану вводят тампон и дренаж. При флегмонозном и гангренозном мастите иссекают и удаляют некротизированные ткани. Прогноз при своевременном адекватном лечении благоприятный.

Профилактика заключается в строгом соблюдении санитарно-гигие­нических и санитарно-противоэпидемических мероприятий в акушерс­ком стационаре, в систематической борьбе со стафилококковой инфекцией, в осуществлении целенаправленных мер для предупреждения мастита. В послеродовом периоде необходимо следующее: ежедневный гигиенический душ и смена белья; занятия гимнастикой; раннее вставание; мытье рук и туалет молочных желез перед кормлением; прием воздушных ванн в течение 10-15 мин после каждого кормления; ношение бюстгальтера, приподнимающего, но не сдавливающего молочные железы; проведение профилактических мероприятий против мастита у родильниц группы высокого риска; обучение родильниц правилам и технике грудного вскармливания; профилактика, своевременное распознавание и рациональное лечение трещин сосков и лактостаза. Для лечения трещин сосков используют 14% спиртовой раствор бриллиантового зеленого, 1-5% линимент синтомицина, 0,2% фурацилиновую мазь, мазь каланхоэ, 2% раствор хлорофиллипта в масле, цигерол, настойку календулы. Эффективно применение токов Д’Арсонваля, УФО. В процессе лечения на 2-4 дня отлучают ребенка от груди (иску­сственное вскармливание).

Акушерство / под ред. Г.М. Савельевой. — М.: Медицина, 2000 (15), 2009(50)

Гинекология/Под ред. Г.М. Савельевой, В.Г. Бреусенко.-М., 2004

Акушерство. Ч. 1,2, 3/Под ред. В.Е. Радзинского.-М., 2005.

Акушерство от десяти учителей/Под ред. С. Кэмпбелла.-М., 2004.

Практические навыки по акушерству и гинекологии/Л.А. Супрун.-Мн., 2002.

Смотрите так же:

  • Лечение травами при эрозии желудка НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА Лечение эрозии желудка народными средствами В этой статье мы рассмотрим лечение эрозии желудка народными средствами. При эрозии повреждается слизистая желудка, но мышцы сохраняют целостность. Обычно при заживании эрозии […]
  • Значение ворсинок тонкой кишки Значение ворсинок тонкой кишки циркулярные складки (лат. plicae circulares) сформированы слизистой оболочкой и подслизистой основой тонкой кишки; кишечные ворсинки (лат. villi intestinales) образованы выпячиваниями слизистой оболочки […]
  • Коклюш у ребёнка признаки Коклюш у взрослых: признаки, лечение и возможные осложнения Название заболевания появилось от французского слова, означающего «петушок», так как кашель при коклюше напоминает звуки, издаваемые петухом. Коклюш является инфекционным […]
  • Кашель при коклюше у привитых детей Коклюш у детей: симптомы и лечение Коклюш – одна из детских инфекций, передаваемых воздушно-капельным путем, основным симптомом которой является спастический кашель. Распространенность коклюша в нашей стране в последние годы стала […]
  • Коклюш у взрослого признаки Коклюш у взрослых: признаки, лечение и возможные осложнения Название заболевания появилось от французского слова, означающего «петушок», так как кашель при коклюше напоминает звуки, издаваемые петухом. Коклюш является инфекционным […]